Измена 1941 года. (Часть 3).

Воевали ли мехкорпуса?

Генерал-лейтенант Константин Константинович Рокоссовский

Генерал-лейтенант Константин Константинович Рокоссовский

Прежде чем разбираться с судьбой прочих армий, зададимся вопросом, а что у нас происходило с танками многочисленных механизированных корпусов?
Что они-то делали? В принципе, из истории нам известно про гигантское танковое сражение на Западной Украине, в котором собственно и были потеряны танки. Но всё-таки, раз уж мы выявили странности в поведении целой армии, странности в приказах штаба Юго-Западного фронта, посмотрим, а вдруг и здесь не все гладко. Как мы знаем, 5-я армия показала себя в высшей степени блестяще. В ее составе были два мехкорпуса — 9-й и 19-й. Одним из этих корпусов командовал будущий маршал К. Рокоссовский, всем своим фронтовым путём доказавший и преданность Родине, и умение грамотно воевать. Рокоссовский отмечен и тем, что из поверженной Германии он не привез ничего, кроме собственного чемоданчика. К мародерству был не причастен. Поэтому к происходящему в корпусах 5-ой армии присматриваться не будем. Судя по всему, они честно исполнили свой долг, невзирая на трудности и растерянность.
А вот с корпусами, принадлежавшими 6-й и 26-й армиям, разобраться бы надо. Что у нас было во Львовской области? Были 15-й и 4-й мехкорпуса 6-й армии и был 8-й мк, подчиненный 26-й армии.
Первая странность событий, связанных с использованием указанных корпусов, заключается в том, что уже в середине дня 22 июня у ведущей серьезные бои в районе Перемышля 26-й армии отбирают 8-й мк. Его переподчиняют штабу фронта и направляют подальше как от фронта, так и от собственных баз снабжения и складов запчастей, расположенных в г. Дрогобыч и в г. Стрый. Сначала корпус своим ходом приходит в район Львова, далее его перенаправляют под г. Броды на востоке Львовской области. Он с суточной задержкой против приказа штаба фронта сосредоточивается в районе Броды для наступления в направлении на Берестечко. И наконец 27 июня утром начинает наступать в сторону советской территории. Как отмечено в боевом донесении штаба Юго-Западного фронта от 12 часов дня 27 июня, наступающий 8-й мк к этому моменту противника не встретил. В том же направлении во взаимодействии с ним наступает и 15-й мк. По советской территории вдаль от границы. И противника перед ними нет.
Между тем разведка фронта еще 25 июня обнаружила накопление механизированных сил противника севернее Перемышля, т.е. севернее прекрасно сражающейся 99-й Краснознаменной дивизии, которая била превосходящие силы противника. 26 июня эти механизированные силы прорывают фронт левофланговой дивизии 6-й армии, далее перерезают железную дорогу Стрый-Львов и оказываются на окраине Львова — на станции Скнилов.
Что здесь ненормального?
Ненормально то, что от основного места дислокации 8-го мк в г. Дрогобыч до линии немецкого удара юго-западнее Львова — менее 50 км. Если бы он был на своем месте, он мог бы легко парировать немецкий удар. И тем самым обеспечить открывшийся фланг 26-й армии. Т.е. не допустить взятия Львова, действуя при этом в интересах собственной армии. После возникновения прорыва командарму-26 Ф. Костенко пришлось пехотой соревноваться в скорости с механизированными силами немцев, обходивших его армию с севера. Ему танки 8-го мк были позарез необходимы для прикрытия собственного фланга.
Но корпус увели уже за пару сотен километров на восток Львовской области, да еще и дали приказ наступать в сторону Ровенской области — еще восточнее. Причем, реакции штаба Юго-Западного фронта на информацию собственной разведки о сосредоточении механизированных сил противника нет как таковой.
А Львов, который в результате оказался оставлен, — это место сосредоточения гигантских складов всевозможного военного имущества, тех же самых запчастей. На территории Львовской области было два базовых складских пункта — Львов и Стрый. Причем в самом Львове, который является старым городом, размещать склады неудобно. Во Львове главным складским центром была станция Скнилов, которую я уже упомянул. Именно сюда прорвались немцы 26 июня. Не Львов им был нужен, а Скнилов с гигантскими запасами всего и вся для целой 6-й армии — и для двух ее танковых корпусов: 4-го и 15-го.
А где у нас 4-й мехкорпус будущего героя обороны Киева, будущего создателя РОА А. Власова? Вы не поверите. На направлении удара немцев из района севернее Перемышля на Скнилов. В лесах юго-западнее Львова. Немцы проходят мимо корпуса Власова так, как будто его не существует. А сам Власов вечером 26 июня получает от штаба фронта приказ на отступление в сторону Тернопольской области. Один из двух мощнейших в Красной Армии корпусов с тысячей танков, с лучшей в Красной Армии обеспеченностью корпуса автотранспортной техникой — никак не реагирует на прорыв немцев к Скнилову. Но не только сам не реагирует! О том, что ему сам бог велел разгромить наступающие немецкие механизированные части, не вспоминает и штаб Юго-Западного фронта, который собственно и назначил Власову место сосредоточения в лесах юго-западнее Львова. Это по собственным документам штаба фронта! Вместо боевого приказа разгромить противника корпусу, который в первые дни войны уже бесполезно намотал на гусеницы танков более 300 км (расходуя при этом моторесурс техники), отдается приказ на новый дальний марш в отрыве от базы запчастей в том самом Львове, который он должен был бы защитить. Ни у штаба фронта, ни у самого Власова не возникает мыслей, что это неправильно.

Советские танки

Советские танки

Есть, правда, один человек, который бьёт тревогу. Начальник автобронетанковых сил Юго-Западного фронта генерал-майор Моргунов, который пишет докладные о недопустимости непрерывных маршей механизированных корпусов. Пишет 29 июня о потере уже 30% техники, брошенной по причине поломок и отсутствия у танкистов времени и запчастей для их ремонта. Моргунов требует остановить корпуса, дать им хотя бы осмотреть и отрегулировать технику. Но мехкорпусам останавливаться не дают. И уже 8 июля их выводят в резерв — как лишившиеся боеспособности из-за утраты матчасти. Как мы помним, мехкорпус из состава 12-й армии к моменту выхода на старую границу стал пешим — вообще без боёв.
К командирам 8-го и 15-го мехкорпусов претензий нет. Они в конечном итоге добрались до противника, сражение советских мехкорпусов с наступающими немцами под Дубно — было. 8-й мехкорпус отметился в нем своими действиями. Проблема с несопоставимо более мощным 4-м мехкорпусом Власова, проблема с командованием 6-й армии, проблема с командованием фронта.
В конечном итоге мы вынуждены констатировать следующее. Мехкорпуса в основном не воевали. Их лишили возможности действовать там, где они могли изменить ход событий, и загоняли маршами по дорогам до израсходования моторесурса техники. Причем вопреки документированным протестам начальника автобронетанковых сил фронта.
На грань краха советскую страну поставила не мощь германских дивизий, не непрофессионализм наших солдат и офицеров 1941 года, а именно измена, тщательно подготовленная, продуманная, спланированная. Измена, которая была учтена немцами при выработке совершенно авантюрных, если их судить объективно, планов наступления.

Измена 1941 года. (Часть 2).

Измена 1941 года. (Часть 4).

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв