Выборы: опыт Древнего Рима. Часть 2.

Статуя древнеримского оратора (так называемый Авл Метелл)

Кроме того, необходимо сделать так, чтобы обязанности каждого, кто в долгу перед кандидатом, были точно расписаны и распределены.

Так как люди становятся благосклонными и ревностными избирателями главным образом благодаря трем обстоятельствам — услугам, надежде и искренней душевной привязанности, то кандидату нужно усвоить, каким образом следует использовать каждое их них. Малейшие услуги заставляют людей считать, что есть достаточно причин для усердного голосования, не говоря уже о тех, кто был спасен кандидатом[4]. Необходимо сделать так, чтобы они поняли – если они не удовлетворят не поддержат кандидата на выборах, то они никогда не найдут одобрения ни у кого. Хотя это и так, их все же нужно просить и привести к сознанию того, что кандидат, в свою очередь, может стать обязанным им.

Кандидату нужно помнить, что люди, связывающие свои надежды с его избранием гораздо старательнее и обязательнее остальных в выполнении собственных обязательств, особенно когда им кажется, что кандидат расположен к ним, и готов оказать поддержку, что он внимательно следит за услугами с их стороны, хорошо видит и отмечает, сколько каждый из них для него делает.

Еще один род помощи при выборах – искренние стремления людей, которые понадобится укрепить, выражая благодарность и приспособляя свои речи к тем условиям, в силу которых каждый, будет сторонником кандидата – например, проявляя по отношению к людям одинаковое благоволение, подавая им надежду, что дружеские отношения станут близкими и тесными. Для всех этих видов отношений необходимо обдумать и взвесь, сколько кто может, чтобы знать, каким образом нужно каждому услужить и чего ожидать и требовать от каждого.

Дело в том, что существуют некоторые люди, очень влиятельные в своей округе и муниципии, существуют усердные и состоятельные, которые, если они ранее и не старались использовать это влияние, однако вполне могут со временем потрудиться ради того, кому они обязаны или хотят угодить. Людей этого рода нужно обхаживать так, чтобы они сами поняли, что кандидат видит, чего он может ожидать от каждого из них, чувствует, что получает, помнит, что получил. Но есть и другие люди, которые либо ничего не могут, либо даже ненавистны членам своей трибы и лишены присутствия духа и возможности постараться сообразно обстоятельствам. Нужно разобраться и в них, чтобы, возложив на кого-нибудь слишком большие надежды, не получить мало помощи.

Во время самого соискания завязываются весьма многочисленные и очень полезные дружеские отношения. Дело в том, что с соисканием, при прочих неприятностях, сопряжено следующее удобство: кандидат может без ущерба для своей чести, чего он не смог бы сделать в обычных условиях, завязывать дружбу, с кем только захочет; если бы он в другое время стал вести переговоры с этими людьми, предлагая им свои услуги, то это показалось бы бессмысленным поступком.

Кандидату необходимо показывать людям что, он своей услугой снискал привязанность и обязал кандидата; чтобы человек понял, что кандидат придаешь ему большое значение и говорит с ним от души; что человек делает выгодное дело и что из этого возникнет не кратковременная дружба в связи с голосованием, а прочная и постоянная. «Не найдется никого, кто бы, обладая хоть каким-нибудь здравым смыслом, упустил эту представившуюся ему возможность установить дружеские отношения с тобой, особенно когда, благодаря случаю, твои соперники таковы, что их дружбу следует либо презирать, либо избегать, а сами они не могут не только выполнить, но даже начать то, что я советую тебе».

По возможности самостоятельно или через общих друзей, приложив все усилия, нужно склонить людей к тому, чтобы они стали горячими сторонниками кандидата. Нужно стремиться к каждому, посылать к ним людей, давать понять им, что они оказывают кандидату величайшую услугу.

Затем нужно обратить внимание на город в целом, на все коллегии, округи и соседства. Если кандидат завяжет дружеские отношения с главенствующими в них людьми, то при их помощи легко будет держать в руках остальную массу. Затем кандидату необходимо думать и помнить обо всей Италии, расписанной и распределенной на трибы, чтобы не допустить существования муниципии, колонии, префектуры и, наконец, места в Италии, в котором бы у него не было достаточной поддержки.

Кандидату необходимо разыскивать и находить людей в каждой области, узнавать их, посещать, укреплять их расположение к себе, постараться о том, чтобы они просили за кандидата в своей округе и были как бы кандидатами за кандидата. Говоря современным языком – были бы доверенными лицами кандидата. Они пожелают дружбы кандидата, увидев, что кандидат стремишься приобрести их дружбу. Этого можно добиться с помощью речи, составленной специально с этой целью. Жители муниципий и деревень считают себя друзьями кандидата, если он знает их по имени. Если же они рассчитывают на некоторую защиту со стороны кандидата, то они не упускают случая заслужить эту дружбу.

Этого, однако, недостаточно, хотя это и важно. Нужно, чтобы за этим последовала надежда на выгоду и дружбу, чтобы кандидат казался им не только номенклатором[5], но и добрым другом. Когда кандидат таким образом будет иметь ревностных сторонников в лице тех, кто из-за честолюбия пользуется очень большим влиянием среди членов общины вследствие своего положения в муниципии или в округе, или в коллегии, то у него будут все основания надеяться на наилучший исход голосования.

Надо также заботиться о том, чтобы кандидата ежедневно провожали люди всякого рода, сословия и возраста. Ибо на основании множества их можно будет сообразить, каковы будут силы и возможности кандидата на самом Марсовом поле во время голосования. При этом бывают люди трех родов: первые приветствуют, приходя на дом[6]; вторые провожают на форум; третьи сопровождают постоянно.

По отношению к приветствующим (это более пошлые люди и, по нынешнему обычаю, приходят они в большом числе) нужно держать себя так, чтобы это ничтожное внимание с их стороны казалось им самым лестным для кандидата. Кандидат должен показывать тем, кто приходит в его дом, что он их замечает: необходимо дать это понять их друзьям, чтобы те сообщили им об этом; кандидату нужно повторять об этом им самим. Так люди, обходя многих соперников и видя, что один из них обращает на их любезность наибольшее внимание, часто отдают свои голоса именно ему и оставляют прочих, постепенно останавливают свой выбор и при голосовании из сторонников всех превращаются в сторонников одного. Кроме того, кандидат должен тщательно соблюдать правило: если он услышит или почувствует, что тот, кто обещал ему свою поддержку, как говорится, перекрасился, то нужно скрыть это знание; если же этот человек захочет обелить себя в глазах кандидата, чувствуя, что на него пало подозрение, то кандидату нужно подтвердить, что он никогда не сомневался и
не должен сомневаться в его добрых намерениях. Ибо тот, кто не считает, что он удовлетворяет кандидата, никак не может быть другом. Но нужно знать настроение каждого, чтобы можно было установить, насколько кому доверять.

Примечания.

[4] Здесь имеются ввиду те, кому Цицерон помогал в судах.

[5] Раб, называвший господину по имени встречных на улице. Nomenclatio – собств. «название», умение назвать по имени встретившихся граждан. Простому гражданину было очень лестно, когда какое-нибудь важное лицо при встрече с ним называло его по имени. Так как это было одно из важных средств добиться популярности, то многие кандидаты держали при себе особого раба (nomenclator), который подсказывал им на ухо имена встретившихся граждан. Законы de ambitus запрещали кандидату иметь номенклатора, но это не соблюдалось. У Цицерона также был номенклатор.

[6] Этот обычай назывался салютацией: утренние приветствия клиентов, друзей и почитателей, собиравшихся с ночи или рано утром в вестибюле дома у влиятельного лица.

Выборы: опыт Древнего Рима. Часть 1.

Выборы: опыт Древнего Рима. Часть 3.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв