Измена 1941 года. (Часть 2).

Воевала ли 12-я армия?

Пленные: генерал-майор П.Г. Понеделин (в центре) и генерал-майор Н.К. Кириллов. Район Умани. Август 1941 г. Расстреляны в августе 1950

Пленные: генерал-майор П.Г. Понеделин (в центре) и генерал-майор Н.К. Кириллов.
Район Умани. Август 1941 г. Расстреляны в августе 1950.

А что с другими армиями? Теми, по которым удар не наносился. Либо был относительно слабым.
Начнем с самой интересной для прояснения ситуации армии — 12-й армии генерала П. Понеделина. Эта армия занимала фронт от польской границы на юге Львовской области, двумя дивизиями 13-го стрелкового корпуса прикрывала карпатские перевалы на границе с Венгрией, которая 22 июня в войну не вступила. Далее корпуса этой армии располагались вдоль границы с Румынией до Буковины.
22 июня войска этой армии были подняты по тревоге, получили оружие и боеприпасы — и заняли позиции. При движении войск к боевым позициям они подвергались бомбежкам. Авиация, подчиненная командованию 12-й армии, 22 июня в воздух не поднималась.Ей не отдавали приказ взлетать в воздух, кого-то бомбить или, наоборот, прикрывать с воздуха собственные войска. Не отдавали приказ командарм и штаб армии. Командир и штаб 13-го стрелкового корпуса, части которого как раз и подвергались воздействию авиации противника. Тем не менее, после выхода на позиции войска никем не были атакованы. По данным пограничников трех погранотрядов, охранявших границу южнее Перемышля и далее по Карпатам, — до 26-го июня включительно попыток наступления противник на этом огромном многосоткилометровом фронте не предпринимал. Ни против 13-го стрелкового корпуса, ни против левофланговых дивизий соседней 26-й армии.
В Интернете выложены письма с фронта офицера-артиллериста Иноземцева, который 22 июня в составе артиллерийской батареи 192-й стрелковой дивизии вышел на позиции, а через два дня они вынуждены были отходить по причине того, что их могут обойти. Так бойцам объяснили. Через 2 дня — это 24 июня. Приказа штаба Юго-Западного фронта на отход 12-й армии не было. Приказ штаба корпуса был.
Пограничники, которых сняли с заставы на Верецком перевале приказом штаба стрелкового корпуса, также подтверждают: был письменный приказ.
Есть еще одни воспоминания — офицера железнодорожной бригады, взаимодействовавшей с 13-м стрелковым корпусом. Книга «Стальные перегоны». Бригада обслуживала железные дороги на юге Львовской области. Самбор, Стрый, Турка, Дрогобыч, Борислав. Утром 25 июня группа взрывников-железнодорожников прибыла на место расположения штаба 192-й стрелковой дивизии получать распоряжения — что взрывать — и не нашла штаба. Нашла стрелковые части, завершающие уход с ранее занимаемых позиций.
Все сходится. Три подтверждающих друг друга свидетельства оставления 13-м стрелковым корпусом 12-й армии позиций на границе с Венгрией вечером 24 июня — утром 25 июня. Без минимального давления противника. И без приказа штаба фронта. В боевом донесении 12-й армии, которые тоже выложены в Сеть, 25 июня командарм Понеделин сообщает штабу фронта, что положение войск 13-го ск штабу армии неизвестно. На совершенно не тронутом войной фланге Юго-Западного фронта командарму неизвестно, что творится в его правофланговом корпусе — до которого от штаба армии 2-3 часа езды на машине, с которым есть связь даже по не пострадавшей пока гражданской телефонной сети.
Между тем пограничники заставы, прикрывавшей Верецкий перевал, получают разрешение вернуться на заставу. И обнаруживают немцев на дороге, которая спускается с перевала. В мемуарах пограничник описывает, что их застава вышибла немцев с дороги и с перевала. Но сам факт выдвижения немцев по перевалу, с которого пограничники были сняты приказом комкора-13, — наличествует. Причем выдвижения с территории Венгрии, которая к этому времени еще не вступила в войну.
В воспоминаниях железнодорожников между тем есть интересные подробности. Приказы на подрыв сооружений, которые они получали в штабе стрелковой дивизии, были какими-то странными. Вместо важных объектов им приказывали разрушать тупиковые ветки да какую-то малозначительную линию связи. А 25 июня к ним подбежал интендант с просьбой помочь уничтожить армейский склад авиабензина. Устный приказ уничтожить склад ему отдали, но средств уничтожения у него, интенданта, просто нет. А если склад останется врагу, так он сам себе пулю в висок пустит. Железнодорожники, получив от интенданта расписку, данный склад уничтожили. А сколько других войсковых складов при этом было оставлено без шума?
В следующие дни, когда взрывники-железнодорожники уничтожали все, до чего доходили руки, немцы сбрасывали листовки с угрозами расправы — именно за то, что всё уничтожали. Немцы, похоже, очень рассчитывали на содержимое складов, которые им тихо оставляли комкор-13 Кириллов и командарм-12 Понеделин.
Но самое интересное дальше. Приказ штаба Юго-Западного фронта на отход 12-й и 26-й армий поступил. Он был выработан в штабе фронта в 21 час вечером 26 июня. И в последующем был признан необоснованным. По причине того, что войска левофланговых дивизий 26-й армии и правофлангового 13-го ск 12-й армии не подвергались давлению. Поторопился штаб фронта. Но при этом указал 13-му стрелковому корпусу ровно те рубежи отхода, на которые корпус отошел по собственному разумению еще 24-25 июня.

Имеем совершенно явный факт измены, к которой причастны:

1) комдив-192, отдававший приказы на уничтожение малозначимых объектов, но оставлявший невзорванными склады;

2) комкор-13 Кириллов, подписавший приказ о выводе войск с позиций и о снятии пограничников с Верецкого перевала (при этом заставы в горной глуши между перевалами не снимались);

3) командарм-12 Понеделин и его штаб, который 2 дня «не знал», где войска 13 корпуса;

4) руководство Юго-Западного фронта в составе командующего фронтом М. Кирпоноса, начальника штаба М. Пуркаева и члена Военного совета фронта Д. Никишева, без подписи каждого из которых признанный необоснованным приказ от 26 июня был недействителен.

Командующий 6-й армией  генерал-лейтенант И.Н. Музыченко в немецком плену. Август 1941 г.

Командующий 6-й армией генерал-лейтенант И.Н. Музыченко в немецком плену. Август 1941 г.

В конце июня 12-я армия получает приказ штаба фронта на отход к старой государственной границе, постепенно сворачивается к востоку, начиная с 13-го стрелкового корпуса. В боевое соприкосновение с противником не входит, кроме отдельных малозначительных стычек арьергардов с мотоциклистами. Авиация этой армии сохраняется. По крайней мере, до 17 июля — в отличие от сражавшихся армий, которые к тому времени давно забыли, что такое краснозвездая авиация над головой.
И вот эта 12-я армия, порядком измотанная быстрым маршем с Западной Украины, лишившаяся по ходу марша материальной части приданного ей механизированного корпуса, превратившегося в пеший, занимает позиции на старой границе. И только здесь 16-17 июля на нее начинает давить противник. Причем пехотой. Немецкая пехота прорывает Летичевский укрепрайон, про недостаточную вооруженность которого Понеделин докладывает вышестоящему начальству перед самым прорывом. Хотя простоял он на этом УР без воздействия противника уже полноценную неделю.
Тот же молоденький офицер-артиллерист Иноземцев из 192-й дивизии в письме родным с фронта сообщает, что он, наконец, 9 июля добрался до позиций на старой государственной границе, где они уж точно дадут немцам бой.
Так вот. Прорывают немцы Летичевский УР. Причем за оборону на участке прорыва отвечает кто бы вы думали? Отмеченный нами командир 13 стрелкового корпуса Захаров [т.е. Н.К. Кириллов — А.Р.]. Командарм Понеделин на прорыв отвечает грозным боевым приказом об ударе по прорвавшемуся противнику. На следующий день приказ повторяет. Назначает на 7 утра наступление после бомбардировки противника авиацией, выделяет для наступления такие-то соединения. И то самое соединение, которое должно было с 7 утра быть в наступательных боях вблизи границы за десятки километров от штаба армии, — в 17 часов дня наступления Понеделин видит рядышком со своим штабом в Виннице. Это отмечено в документах 12-й армии. Т.е. приказ писался для отчета, а войска никуда никто не собирался двигать.
После этого войска 12-й армии начинают очень успешно воевать за удержание моста через Южный Буг, по которому армия Понеделина и соседняя 6-я армия И. Музыченко уходят от угрозы окружения из укрепрайонов на старой государственной границе. С изрезанной, заполненной лесистыми балками Подольской возвышенности, из зоны складов имущества, продовольствия, боеприпасов, топлива, оружия, которыми можно воевать не менее месяца (по образу и подобию 5-й армии), — в голую степь. После ранения Музыченко две армии оказываются под общим командованием Понеделина. И походными колоннами по голой степи приходят в Уманский котёл. Где 7 августа и оказываются пленёнными. Во главе с Понеделиным и с комкором Кирилловым.
Впрочем, не все оказались в плену. Наш знакомый артиллерист Иноземцев в это время оказывается на левобережье Днепра. И письма от него идут родным аж до 1943 года. Не попадают в плен начальник штаба 12-й армии и начальник авиации 12-й армии. В плену оказываются десятки тысяч солдат, которым не дали повоевать, а буквально привели в плен, т.е. загнали в условия, в которых воевать безнадежно.
12-я армия фактически не воевала. И не потому, что солдаты или офицеры [до 1943 года они были командирами — А.Р.] не хотели, а потому что ей не давало воевать собственное командование, совершавшее измену.

Измена 1941 года. (Часть 1).

Измена 1941 года. (Часть 3).

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв