Модернизация политической системы — теория и практика

С новыми силами да за старое?

12 ноября 2009 года президент Российской Федерации Д.А. Медведев в Послании Федеральному Собранию озвучил предложения по модернизации политической системы страны. Кратко их можно сформулировать следующим образом.

Первое. Президент считает необходимым ввести единые критерии установления численности депутатов в законодательных собраниях различных регионов. Можем констатировать, что «процесс идёт».

Второе. В региональных парламентах партия, набравшая 5 % на выборах, сможет сформировать свою фракцию. В стадии реализации.

Третье. Отменить процедуру сбора подписей при выдвижении кандидатов. Реализовано.

Четвёртое. Навести порядок с досрочным голосованием и открепительными талонами. В стадии реализации.

Пятое. Техническое оснащение равного доступа партий к процедуре выборов. Речь в первую очередь шла о комплексах обработки избирательных бюллетеней (КОИБах). Удовольствие это не из дешевых, но оно, как считают эксперты, того стоит. Чтобы оборудовать ими страну, потребуется 20 млрд руб., а годовое обслуживание составит 5 млрд. И к выборам в Государственную Думу Российской Федерации 6-го созыва ими должны быть оборудованы все избирательные участки страны.

Список предложений на этом не заканчивался. Но остановимся пока на этом. Так сказать — теоретической части. И посмотрим на сложившуюся политическую практику. И вот мы что (как субъективные идеалисты) сможем увидеть.

Первое. Всё большее количество субъектов Федерации стало переходить на пропорциональную избирательную систему, когда депутаты представительного органа власти региона избираются только по партийным спискам. Эта тенденция распространяется и на выборах в муниципалитетах. Однако, на наш взгляд, пропорциональная система выборов на муниципальном уровне ущемляет права беспартийных граждан – лишает их пассивного избирательного права. Несмотря на то, что беспартийные граждане формально могут обращаться в партии с просьбой рассмотреть их кандидатуры для включения в партийные списки, закон не обязывает партии выдвигать беспартийных граждан в составе партийных списков.

Второе. Отделения политических партий (за исключением партии «Единая Россия»), как показывает практика, реально существуют преимущественно в административных центрах субъектов Федерации и в некоторых крупных городах. Это так называемые региональные отделения политических партий. А первичные и местные отделения у оппозиционных партий существуют преимущественно только на бумаге. В малых городах и райцентрах кроме партийных структур «Единой России» других просто не существует. Соответственно это касается и численности оппозиционных партий – сплошные приписки и очковтирательство. Если кто-то думает иначе, то пусть внятно объяснит минимальное участие кандидатов от оппозиционных партий на муниципальных выборах всех уровней.

Третье. Повсеместно активно практикуется приём в «Единую Россию» всех представителей региональных элит, занимающих значимые посты и представляющих различные экономические группы влияния, независимо от их реальных политических взглядов. Это ведёт к тому, что реальная политическая конкуренция приобретает внутрипартийный характер и ведёт к конфликтам интересов. За примерами далеко ходить не надо. Иллюстрацией данного тезиса может служить отстранение от должности мэра г. Барнаула. А кроме этого «Единая Россия» всё чаще начинает сталкиваться с тем, что члены партии выдвигаются как самовыдвиженцы против кандидатов выдвинутых партией официально.

Данные факты свидетельствуют об имитационном характере партийной системы и партийной борьбы. Никакие партийные чистки и исключения, нарушающих партийную дисциплину кандидатов, при сохранении курса на добровольно-принудительное объединение всей номенклатуры под вывеской партии «Единая Россия» не смогут дать ни внутрипартийного единства, ни реальной политической конкуренции.

Четвёртое. Возрастает правовой нигилизм кандидатов-оппозиционеров и самовыдвиженцев. Они либо по незнанию (преимущественно это касается муниципальных выборов), либо вполне осознанно (преимущественно на региональных выборах) идут на нарушение некоторых норм закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан…». В первую очередь это касается норм, которые не предусматривают в качестве санкции отмену регистрации или предусматривают штраф в размере 1000 – 1500 рублей. При этом такие нарушения создают кандидатам-нарушителям преимущества на информационном поле.

Всё это напрямую не касается озвученных Президентом предложений. Но такова политическая практика. И векторы движения у них разные. И за прошедший год сделано недостаточно, чтобы примирить теорию с практикой.

Метки: , , , , , , , , , ,

Один отзыв на «Модернизация политической системы — теория и практика»

  1. zaec:

    Тандем туристов

    Наши президент и премьер не живут в России — они живут в самолетах и «потемкинских деревнях», которые экстренно сооружает местное начальство к очередному приезду кого-нибудь из царей. Вместо управления страной они словно исполняют какую-то бессрочную туристическую программу, с набором развлечений от сафари на автомобилях до нажатия на всевозможные кнопки «прикольных» для ничего не понимающих в этом агрегатов. Эти нескончаемые поездки и вся идеология ручного управления — вернейший признак имитации власти. Так возникает имитационное государство, по сути очень похожее на поздний Советский Союз.

    Давно минули времена относительно оседлого правления Бориса Ельцина, со знаменитой формулировкой его пресс-секретаря «президент работает с документами».

    Стиль президентства Владимира Путина еще на заре его царствования очень точно охарактеризовал один из его крестных политических отцов Борис Березовский: «Ельцин делал вид, что его нет, Путин делает вид, что он есть». А сейчас Медведев делает вид, что он Путин.

    Спору нет: что у президента, что у премьера любого государства есть обязательная программа поездок – государственные визиты, срочные выезды в места резонансных терактов или природных катастроф. Можно, разумеется, и просто поездить по стране, особенно такой большой и разнообразной, как Россия, чтобы лучше узнать реальное положение в регионах. Но как раз реального положения наши первые лица не знают и знать не хотят: для этого им надо было бы завести публичную политику и естественную систему обратной связи с обществом через свободные СМИ. В результате один главный начальник катается на «специальной» «Ладе-Калине» по строившейся с 1966 (!) года трассе Хабаровск – Чита, чтобы потом рассказывать на заседании президиума правительства, как «мужики» (дальнобойщики) пожаловались ему на неудобство кабины «КАМАЗа» (кабины там, насколько я знаю, вообще китайские, но в любом случае к реальной работе премьера обсуждение с министрами удобства кабин автомобилей, мне кажется, не относится). Другой начальник приезжает на картофельное поле на иностранном внедорожнике, а потом приходит в «потемкинский» магазин, где перед его приездом по указанию местного начальства быстренько рисуют нереально дешевые цены на хлеб. И на основании этого только что приобретенного «знания жизни» тут же начинает рассказывать министрам и стране сказки про семикратную разницу цен на продовольствие в Москве и Саратове.

    С точки зрения реального представления о жизни страны в этих рабочих по названию и туристических по сути поездках наши лидеры выглядят как блудный попугай из знаменитого мультфильма, залетевший на село.

    У этих поездок есть и еще один любопытный подтекст. В средние века, о чем замечательно писали многие историки-медиевисты, правители вынуждены были постоянно скакать по стране, потому что, если ты не успевал доскакать до какой-то территории, она просто забывала тебя и переставала признавать правителем. Сейчас нашим правителям вроде помогает телевизор, не дающий забыть их лица (правда, приличные люди все меньше смотрят те каналы, где дуумвиры являются главными телезвездами). Но они все скачут и скачут, показывая себя народу, имитируя силу власти, а на самом деле просто убивая время и отвлекая себя от занятий, требующих движения ума, а не перемещения в пространстве.

    В том-то и проблема, что бесконечность однотипных поездок со стандартным сценарием «общение со специально отобранным народом — посещение производственного объекта — рабочее совещание – встреча с губернатором» совершенно девальвирует значимость приезда первых лиц. Их визиты ничего не означают ни для местной власти, ни для населения: барин приехал, барин уехал, а жизнь течет сама собой. Поэтому мы и сталкиваемся с ситуацией, когда приезжает тот же Путин относительно недавно на Камчатку и спрашивает: я тут пять лет назад поручал провести газопровод, чтобы газифицировать такие-то населенные пункты, сделано ли что-нибудь? А в ответ тишина, потому что никто и не начинал ничего строить. Хотя вертикаль власти – вертикальнее некуда, и губернаторы с главами компаний при виде царя дружно берут под козырек.

    Личное тушение пожаров с самолета, автопробеги обоих лидеров страны, даже многочисленные рабочие совещания — это вовсе не работа. Работа – это когда власть написала закон, и он реально действует, причем облегчая жизнь населению. Это когда дано конкретное поручение нижестоящим чиновникам, и оно выполнено точно и в срок. Это когда суды судят по закону, а не по заказу.

    Ничего этого в России не происходит. Власть не занимается делом – она имитирует активность за счет бесконечного мелькания в разных городах и весях для показа по телеканалам. Она «светится» перед публикой, не делая ничего, чтобы служить народу, этой публикой являющемуся.

    Такое туристическое отношение к народу как к неким экзотическим существам, зачем-то тоже живущим возле их дачных поселков, нефтяных компаний, лесов, полей и рек, оборачивается совершенно бытовым хамством власти. Ездой с мигалками и перекрытиями улиц, а не как народ, в «пробочке», со всеми светофорами или (того интереснее для сближения с нацией) в метро. Заявлениями о дачниках, страдающих от митингов несогласных на площади в центре Москвы. Откровенным презрением к свободным выборам, ибо как можно доверить выбирать таким неразумным подданным?

    С точки зрения реальной работы на благо развития страны нами правят не «рабы на галерах», а патентованные бездельники.

    Они думают, что без них здесь ничего не делается. Увы, ничего не делается как раз при их внешнем активном участии. Или без них, когда не мешают, или никак. А стратегически страна как сидела в большой нефтяной луже, так и сидит.

    Источник: http://www.gazeta.ru/column/novoprudsky/3424654.shtml

Ваш отзыв