Информационные войны Уильяма Херста. Часть 2.

Уильям Херст

Уильям Херст, по личным политическим соображениям и ради увеличения прибыли от продажи газет, был заинтересован в войне между Испанией и Америкой за Кубу. Его главная газета, «The New York Journal», публиковала лживые, ура-патриотические статьи под крикливыми заголовками «Пленных скормили акулам», «Война с Испанией за убитых американцев» и «Величайшее оскорбление США за всю их историю» (о письме испанского посла, содержащем критику в адрес американского президента). По указанию Уильяма Херста его подчиненные пускались на всё, чтобы найти свидетельства «жестокостей» испанцев. Те, кто по честнее, не нашли ничего (и это плохо отразилось на их карьере), другие дали волю воображению.

Способна ли одна газета спровоцировать войну? Оказалось, что газета Уильяма Херста способна.

Когда на рейде Гаваны взорвался американский броненосец «Мэн» «The New York Journal» стала публиковать передовицы, в которых утверждалось, что это испанская диверсия. Но не привела ни каких доказательств тому. Эти статьи, наряду с материалами, призывавшими к войне, являются наглядным пособием по искажению происходящего и манипуляции общественным сознанием. В последующих военных конфликтах американские СМИ взяли эту технологию на вооружение и стали активно применять её. А через пару десятков лет у Уильяма Херста объявились способные ученики по другую сторону Атлантического океана – в Германии. Наиболее выдающимися из них стали «бесноватый фюрер» Гитлер и «колченогий козёл» Геббельс. Многие до сих пор вспоминают его фразу про большую ложь, в которую верят гораздо легче чем в правду. Так вот – это творчески осмысленное наследие Херста рубежа XIX и XX веков.

Поэтому будет нелишним привести здесь некоторые заголовки статей в «The New York Journal» за несколько недель, последовавших за взрывом на броненосце «Мэн». Всей этой дезинформации газета уделяла в среднем по восемь с половиной страниц в день.

17 февраля 1898 года: «Уничтожение военного корабля – дело рук врага». Под заголовком рисунок, занимающий семь столбцов, – изображение судна и мин под его днищем, соединенных проводами с испанской крепостью на берегу – газетная «утка».

18 февраля 1898 года: «Вся страна дрожит в военной лихорадке». Заголовок появился в тот день, когда испанские и кубинские власти устроили жертвам взрыва торжественные государственные похороны, передав кладбище в вечное владение Соединенным Штатам. Об этом в «The New York Journal», чей тираж впервые превысил миллион экземпляров, «скромно» умолчала.

20 февраля 1898 года: «Население Гаваны оскорбляет память жертв с «Мэна»».

23 февраля 1898 года: «Вероломное уничтожение «Мэна»». Новая ложь о гибели судна, а в довесок – правила карточной игры – «Война с Испанией» для четырех игроков.

26 февраля 1898 года: «The New York Journal» призывает читателей обратиться к их конгрессменам с письмами, требующими войны. И это несмотря на заявление американского президента Уильяма Маккинли, что «Мэн» был поврежден из-за случайного взрыва пороховых погребов на борту.

Передовица «The New York Journal» от 17 февраля 1898 года со статьёй
«Уничтожение военного корабля – дело рук врага»

Призыв к читателям – обратиться к своим конгрессменам является примером, так называемой «демократии прямого действия». Сегодня она активно применяется различными оппозиционерами, находящимися на содержании Вашингтона и постоянно используется в ходе «цветных революций».

В течение марта 1898 года Уильям Херст занимался усилением военной лихорадки и публиковал в газете материалы о притеснениях кубинцев со стороны испанских властей. Найти эти материалы или «высосать их из пальца» не составило труда. Но «The New York Journal» добавляла лжи о броненосце «Мэне».

11 марта 1898 года газета сообщила: «Следствием установлено, что ««Мэн» взорвали представители испанских властей». Эта ложь использовалась Херстом для увеличения тиражей и крупных заголовков – и, соответственно, прибыли.

22 марта 1898 года: «Война – единственный выход из кризиса!»

28 марта 1898 года: «Война или бесчестье?» На следующий день в «The New York Journal» говорилось о создании полка из спортивных чемпионов Америки и об отправке его на Кубу, чтобы разбить испанцев.

6 апреля 1898 года: «Война не за горами!». Журналисты из «The New York Journal» разъезжали по всем Северо-Американским соединённым штатам и искали семьи погибших на броненосце «Мэн», а затем печатали их призывы к отмщению и к войне. На таких номерах газеты обязательно изображался американский флаг.

13 апреля 1898 года: «Конгресс вот-вот объявит войну!».

В итоге усилия Уильяма Херста принесли желаемые плоды – война США с Испанией стала неизбежной. К стати, то, как с помощью СМИ в современных условиях можно развязывать и вести «маленькие победоносные войны» наглядно продемонстрировано в американском же художественном фильме «Wag the dog» (в отечественном прокате шёл под названиями «Плутовство» и «Хвост виляет собакой»).

Приложив столько усилий к развязыванию войны Уильяма Херста он не остановился на достигнутом. В номере от 9 мая 1898 года рядом с названием газеты была врезка с заголовком «Как вам нравится война «Journal»?». Конфликт Америки с Испанией на страницах изданий Херста стал именовался не иначе как «война Journal». И лишь через некоторое время Херста убедили убрать это клише. Однако Херст распорядился, чтобы о войне писали с энтузиазмом, сдал военно-морскому флоту в аренду свою личную яхту. И лично отправился на Кубу, откуда сам себе слал материалы, и даже отправил телеграмму своему лондонскому корреспонденту с указаниями, купить самый большой корабль, который продавался в Англии, привести его в Суэцкий канал и там затопить, чтобы затруднить проход испанской эскадры в Индийский океан, а через него – в Тихий океан, где флот Соединенных Штатов захватывал бывшие испанские колонии. Однако из этих планов ничего не вышло.

После завершения испано-кубинского конфликта Уильям Херст создал фонд вдов погибших и заставил власти устроить для жителей Нью-Йорка 21 августа выходной день в ознаменование победы. А в газете вышла статья под заголовком «Как «Journal» обеспечила народу праздник». Херст не прошел мимо ничего, связанного с войной или её жертвами. Он нанял для поездок по всей Америке шоу с фейерверками и знаменами, красочно изображавшее Манильское сражение. Шоу создавало впечатление, что войну выиграл не американский Военно-морской флот, a «The New York Journal». В конечном итоге вся эта деятельность была направлена на рекламу газеты и увеличение прибыли Херста. Он сам любил повторять: «Выпускать газету без раскрутки – все равно что подмигивать девушке в темноте – дело хорошее, но безрезультатное».

Благодаря испано-кубинскому конфликту «The New York Journal» превратилась в одну из крупнейшую газет Америки с тиражом, достигавшим 3 миллионов экземпляров, которые продавались по 60 центов. А Уильям Херст в этой войне обеспечивал паблисити секретной правительственной программе, направленной на расширение внешнеполитического влияния США в Западном полушарии. Её авторство приписывается адмиралу ВМФ САСШ Дьюи, и, как считается, она обслуживала интересы финансово-промышленных групп Моргана, Карнеги и Дюпона, участвовавших в создании нового американского флота.

убийство Маккинли

Американский президент Уильям Маккинли, который, по всей видимости, не был посвящен в программу Дьюи, продолжал оставаться объектом постоянных нападок херстовской прессы. «The New York Journal» и другие издания разросшейся медиа-группы Херста утверждали, что Маккинли – ставленник крупнейших монополистов и выдвинут ими чтобы защищать большой бизнес от действия антитрестовского законодательства. Накануне президентских выборов в 1901 году «The New York Journal» (то есть Уильям Херст) дошла до того, что фактически опубликовала призыв к его убийству.

В феврале 1901 года во время предвыборных дебатов был застрелен губернатор штата Кентукки Уильям Гобель – известный как противник антитрестовской реформы. Полиции так и не удалось обнаружить пулю, и один из журналистов Херста – Амброз Бирс сострил на этот счёт: «Она полетела в Вашингтон, чтобы уложить в могилу еще одного коррумпированного мерзавца. Скоро найдется». В другой редакционной статье «The New York Journal» Уильям Херст лично написал: «У граждан Америки не осталось средств защиты своих интересов от вседозволенности трестов. Конгресс заполнен представителями корпораций, президента назначает Уолл-стрит… в этих условиях у простого американца остается лишь один способ волеизъявления – политическое убийство».

Вскоре после избрания на второй срок Уильям Маккинли был убит. А вырезки обеих этих статей были обнаружены в кармане Леона Чолгоша – члена партии анархистов. Белый дом занял вице-президент Теодор Рузвельт и потребовал привлечь Уильяма Херста к ответственности за подстрекательство к убийству президента Америки, а также попросил Конгресс рассмотреть законодательные возможности пресечения в будущем подобных злоупотреблений свободой слова. Однако, скоро демократическая партия, членом которой являлся Теодор Рузвельт, не поддержала эту «необдуманную» президентскую инициативу. «Кто мог знать, что этот психопат, начитавшись газет, пойдет убивать Маккинли? – рассуждали демократические боссы. – Что же нам теперь, отменять первую поправку из-за того, что она позволяет Херсту высказывать свою точку зрения, которая, к слову, довольно точно отражала положение в структурах американской власти при бывшем президенте?».

Уильяму Херсту в связи с этим пришлось всего лишь извиняться перед читателями в своей очередной редакторской статье. А номер «The New York Journal», в котором его издатель утверждал, «что вовсе не то имел в виду…», разошелся рекордным для тех времен тиражом в 5 миллионов экземпляров.

Убийство Маккинли поспособствовало Уильяму Херсту начать собственную политическую карьеру. Херст избрался председателем национальной лиги демократических клубов, а в 1904 году победил на выборах в сенат Соединенных Штатов. Однако сенатором он оказался самый заурядный. В политический истеблишмент он не был принят, так как газеты Херста вовсю разоблачали его коллег-сенаторов и их спонсоров, из-за чего он оказался отстранен от реальных политических процессов. И в итоге он разругался и с боссами демократической партии. Из-за того, что руководство партии не поддержало его кандидатуру на президентских выборах 1913 года, Херст отказался передать партии собранные 200 000 голосов, и победу одержал республиканец Вудро Вильсон.

Херст был persona non grata и на Уолл-стрит. Кто-то из крупных нью-йоркских финансистов в разговоре с матерью Херста – Фебой сказал: «Если ваш сын будет продолжать свои нападки на большой бизнес, он будет терять не меньше миллиона в год и никогда не сделает крепкую политическую карьеру». Феба ответила: «… если я не путаюсь в расчетах, Билли сможет заниматься этим еще лет 80».

По всей видимости, Уильяма Херста устраивало положение могущественного одиночки, к помощи которого были вынуждены прибегать как политики, так и концерны. Ведь такая помощь только увеличивала его прибыли.

Здесь будет уместно вспомнить какие выгоды получил Херст, начав «крестовый поход» против наркотиков по заказу корпорации «Дюпон». Её монополия на поставки газетной бумаги оказалась под угрозой, после того как была открыта более дешевая технология производства бумаги из конопляной массы. Уильям Херст через американский Сенат и подконтрольные газеты добился запрета на выращивание конопли на территории Соединенных Штатов. А взамен получил дополнительные скидки на газетную бумагу, тем самым, получив конкурентное преимущество по сравнению с другими изданиями.

Информационные войны Уильяма Херста. Часть 1.

Ваш отзыв