Восстание Спартака – «проект политтехнолога» Древнего Рима. Часть 2.

Часть 2. Помпей Великий и рабская война

Бюст Помпея Великого

«…что касается доблести Гнея Помпея, то возможно ли подобрать подобающие ей слова? Можно ли привести что-нибудь такое, что было бы достойно Помпея, или ново для вас, или неизвестно кому бы то ни было? Ведь он обладает не одними только доблестями, которые обычно считаются свойственными императору, — выдержкой при трудностях, храбростью в опасностях, настойчивостью в начинаниях, быстротой в действиях, разумной предусмотрительностью. Этими качествами он один превосходит всех других императоров, каких мы видели и о каких слыхали… свидетельницей этому уже не в первый раз та же Италия, которая, страдая от ужасной и опасной войны с рабами, призвала его на помощь из чужих краев, причем в этой войне от одного ожидания приезда Помпея наступило успокоение и затишье, а после его прибытия она была закончена и позабыта».

Цицерон М.Т. Речь о предоставлении империя Гнею Помпею (о манилиевом законе). Кн. XI, § 30.

А теперь посмотрим на эти же события несколько подробнее. И попытаемся найти логику в действиях и римлян и восставших рабов.

Зададимся для начала простым вопросом: кому было выгодно и восстание рабов, и последовавшая за ним рабская война, кто извлёк из этих событий наибольшую пользу для себя?

И такой человек имеется в римской истории. Сначала его звали Гней Помпей. Но за свои поступки он стал больше известен как Помпей Великий. Это был властолюбивый человек и честолюбивый политик.

У древних римлян была традиция: возвращавшийся с войны полководец распускал свою армию как только вступал в пределы Италии. Поэтому, если бы Помпей, возвращаясь из Испании распустил свои легионы, то стал бы рядовым гражданином. И при этом не имел бы права выставить свою кандидатуры на выборах консулов (высших должностных лиц Римской республики), так как не подходил по возрастному и должностному цензам. А становиться рядовым гражданином честолюбивому Помпею не хотелось. Возможным выходом из создавшейся ситуации могло быть персональное решение римского сената, разрешавшее выставить Помпею свою кандидатуру на выборах консулов. Но сенат мог дать ему такое разрешение только при одном условии – угрозе применения силы. А для этого Помпею необходимо было привести свои легионы под стены Рима. Но в таком случае Помпей поставил бы себя вне закона. Однако ситуация меняется кардинальным образом в случае, если бы Риму угрожал кто-то другой, а Помпей бы уничтожил эту угрозу силой оружия и спас бы Римскую республику.

В реальности события развивались именно по описанной схеме. И многие факты говорят о том, что восстанием Спартака и рабской войной управлял кто-то кто не являлся восставшим рабом. Начнём с того факта, что соотношение сил в первой битве рабов с римскими солдатами на г. Везувий было 1 к 40. 75 рабов на 3000 легионеров. И рабы победили. После этого поражения против Спартака были посланы новые полководцы с наспех собранным и плохо обученным войском. И по сообщениям Саллюстия им приходилось получать «правдивые сведения» о восставших из Рима. То есть они не владели ситуацией. И естественно, они были разбиты Спартаком. После этой победы в войске восставших собралось по разным оценкам от 70 000 до 120 000 человек. Только после этого римский сенат осознал всю опасность восстания и направил против Спартака … два легиона. Это около 10 000 солдат. Причём легионы изначально действовали по отдельности. Один из легионов (как пишут древнеримские историки Аппиан и Плутарх) уничтожил отделившийся от армии Спартака отряд под предводительством Крикса численностью 30 000 человек.

Бюст Марка Лициния Красса

А вот то, как они сражались с главными силами Спартака, вызывает интерес. Римские историки пишут о том, что римляне терпели поражения от восставших. Но при этом легионы не были разбиты. Получается, что серьёзных боёв между ними не было. Иначе при таком соотношении сил от римских легионов ничего бы не осталось. Мало того, оба эти легиона позднее влились в армию Марка Лициния Красса. Подробное и внимательное изучение хода восстания Спартака и последовавшей за ним рабской войны по дошедшим до нас источникам позволяет выявить следующие особенности этих событий.

Во-первых. За редким исключением, римские военачальники, сражавшиеся против Спартака и его армии, были сторонниками Помпея. И своими действиями – небольшими стычками с основными силами восставших, не приводящих к их полному разгрому – говоря современным языком, формировали в общественном сознании из Спартака и его рабов образ грозной силы и врага Римской республики, способной и готовой её уничтожить. И, надо сказать, во многом этот образ соответствовал действительности. А для победы над таким врагом римлянам необходимо было прибегнуть к чрезвычайным мерам.

Во-вторых. Казнь каждого десятого солдата, из числа легионеров бежавших с поля боя была применена Крассом для восстановления в войске дисциплины. И в данном случае нарушением дисциплины было не бегство солдат с поля битвы, а их нападение на восставших рабов вопреки приказа. Об этом именно так пишет Плутарх в жизнеописании Красса (Кн. X): «Сам он [т.е. Красс] расположился у границы Пицена, рассчитывая захватить направлявшегося туда Спартака, а легата своего Муммия во главе двух легионов послал в обход с приказанием следовать за неприятелем, не вступая, однако, в сражение и избегая даже мелких стычек. Но Муммий, при первом же случае, позволявшем рассчитывать на успех, начал бой и потерпел поражение, причём многие из его людей были убиты, другие спаслись бегством, побросав оружие. Оказав Муммию суровый прием Красс вновь вооружил разбитые части, но потребовал от них поручителей в том, что оружие свое они впредь будут беречь. Отобрав затем пятьсот человек — зачинщиков бегства и разделив их на пятьдесят десятков, он приказал предать смерти из каждого десятка по одному человеку – на кого укажет жребий». Таким образом Красс восстанавливал дисциплину в войсках – чёткое выполнение приказов.

В-третьих. Описывая войну со Спартаком, древнеримские авторы скромно умалчивают количественные данные о потерях римских войск. Только говоря о последней битве с восставшими рабами, Аппиан приводит конкретные цифры погибших – шестьдесят тысяч рабов и одна (!) тысяча римских солдат. Может так оно и было, но у нас нет данных о том, что археологии обнаружили на месте этого побоища массовое захоронение людей.

Победы же Спартака описываются такими словами, как – обратил в бегство, разбил, захватил коня римского военачальника (лагерь, обоз и т.п.). И при этом все римские военачальники остались живы, не были ранены и не попали в плен к рабам.

Основываясь на сказанном выше мы приходим к следующим выводам. Первый. Римские полководцы-помпеянцы не доводили дело до разгрома армии восставших рабов, а только преследовали её и уничтожали отколовшиеся отряды. Второй. В Италии шла полномасштабная информационная война. Страна полнилась слухами, а войска «питались» дезинформацией, так как правдивые сведения они получали только из Рима. Третий. Римляне предприняли меры, позволявшие добиться беспрекословного выполнения приказов (децимация), что также не способствовало разгрому армии Спартака до прибытия Помпея. Четвёртый. Разгром восставших произошел при минимальных для римлян потерях. Получается, что армия восставших рабов на деле была, не так страшна, какой её представляло общественное мнение. И Помпей, приняв участие в её разгроме, удостоился за это триумфа.

Восстание Спартака – «проект политтехнолога» Древнего Рима. Часть 1.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв