Что такое элита. Часть 4.

Вождь салютует народу…

Отечественных типологий политического лидерства пока немного, однако в последнее время появилась тенденция к их увеличению. Так, основываясь на анализе современной политико-психологической реальности России, исследователи из Петербурга описывают личности политических лидеров, используя медико-психологические и психиатрические термины.[1] При этом они оговаривают, что речь идет не о «психологических отклонениях», а о своеобразных проявлениях индивидуального политического стиля в экстремальных ситуациях. Называются пять параметров, определяющих стиль политического деятеля.

1) Проявления темперамента, черт характера, своеобразия поведенческих реакций и т. п.

2) Когнитивные процессы (способы принятия решений, работы с информацией, особенности мышления).

3) Подход к управлению. Имеется в виду, что политический лидер всегда представляет себя и как руководитель.

4) Личная модель собственного политического лидерства.

5) Лидер как публичная персона (общение с избирателями и с публикой вообще). Делается вывод о том, что политический стиль и есть совокупность характерных проявлений каждого из этих параметров.

Авторы выделяются пять основных стилей.

1) Параноидальный стиль – характеризуется подозрительностью, недоверием к другим, сверхчувствительностью к скрытым угрозам и мотивам, непредсказуемостью, стремлением к контролю над другими.

2) Демонстративный стиль – характеризуется склонностью к самодраматизации (демонстративности), желанием привлекать к себе внимание, внушаемостью, сиюминутностью мотивации поступков.

3) Компульсивный стиль — почти навязчивое (компульсивное) стремление всё сделать наилучшим образом, независимо от наличия времени и поставленных задач, отсюда недостаток лёгкости, раскрепощённости, гибкости в поведении, чрезмерная озабоченность деталями, мелочность, скрупулёзность.

4) Депрессивный стиль – ищет, к кому бы присоединиться, чтобы быть гарантированным от неудач и получить помощь, восхищается другими лидерами, часто идеализирует отдельных людей и политические движения, консервативен, неактивен, суждения и прогнозы крайне пессимистичны.

5) Шизоидный стиль – сходен с предыдущим, но самоустранение и уход от участия в конкретных событиях носят более отчётливый характер – нет желания присоединяться к кому-либо, занимает позицию стороннего наблюдателя.

Другим примером классификации политических деятелей является исследование В. Петренко, О. Митиной, И. Шевчука.[2] Для классификации и оценки качеств политических деятелей ими выделяются три главных фактора:

1) «популярность» (популярный — непопулярный; включает ряд шкал: способность решать национальные проблемы и конфликты; честность; содействие консолидации общества; способность привести страну к благосостоянию; любовь народа; способность жертвовать своими интересами ради интересов общества; вероятность избрания на высокий пост);

2) «предпочтения свободного рынка или плановой экономики» (включает шкалы: сторонник свободного рынка, сторонник демократических преобразований, позитивное отношение к религии, сторонник плановой экономики, ставленник мафиозных структур);

3) «сторонник политики сильной руки» — «националист».

Ещё один пример политико-психологической классификации основан на использовании теста цветовых предпочтений Люшера. На основе экспериментальных данных — ответов населения, политиков как бы «раскрашивают» в разные цвета. Синий — «тревожный». Для таких людей главное — надежность, безопасность, работа в команде. Зелёный — цвет безудержных честолюбцев, настойчивых, с хорошей эмоциональной памятью. Красный — ещё более ярко выраженная агрессивность. Жёлтый — оптимизм, фантазия, независимость. «Жёлтые» люди быстро остывают к любым привязанностям и начинают ими тяготиться.

Согласно этой теории, в российскую политику в последнее время пришли в основном «зелено-желтые» и «зелено-красные» представители. Именно они осуществили демократические преобразования, хотя М. Горбачев — это своеобразный «парадокс в сине-красных разводах». По данным тех же исследований, общество реагирует на политиков по той же схеме.

Большинство современных отечественных типологий строится на основании определенного практического материала, и практически не имеет в своей основе серьёзных аналитических теоретических концепций. Среди немногих исключений — Ю. Милованов, который разработал оригинальную типологию, в основу которой положен философский и психологический анализ[3].

Ю. Милованов разделяет понятия «лидер» и «вождь», так как они обозначают различные явления. Политики развитых демократических государств, политики, действующие в условиях переходных режимов и лидеры оппозиции — это не одно и то же[4].

Вождизм — тип властных отношений, основанный на личном господстве и личной преданности носителю верховной власти. Характеризуется развитой системой неюридических регуляторов поведения и устойчивой закреплённостью социальных ролей. Отождествляет общество с государством и рассматривает его как средство реализации некой идеи, символом которой является вождь. Нормативы политического поведения создаются иерархией идеологических авторитетов, среди которых высший — вождь. Его власть безгранична и бесконтрольна. Внешние проявления вождизма — клиентелизм, непотизм, трайбализм (земляческие связи) как система власти. Политическая система функционирует как иерархия властных кланов-клик с отношениями «клиент — патрон».

Политическое лидерство — способ осуществления власти, основанный на ненасильственной интеграции социальной активности различных слоёв (групп) посредством легитимных механизмов, вокруг выдвигаемой лидером программы (концепции) решения социальных проблем и задач общественного развития на трёх уровнях:

1. Лидерство на уровне малой группы, объединённой общими интересами и ставящей политические цели, представляет собой механизм интеграции групповой деятельности, в которой лидер направляет и организует действия группы, предъявляющей к лидеру определенные требования. Это способность принимать решения, брать на себя ответственность и т.д. Такое лидерство предполагает реализацию трёх функций:

1) целеполагание — определение группой мотивов деятельности, условий удовлетворения её интереса, уточнение средств и способов создания подобных условий. В процессе реализации этой функции устанавливается конкретный характер взаимоотношений в группе, т. е. стиль лидерства;

2) идентификация — самоопределение индивидов, членов сообщества, которое включает в себя процесс установления внутригрупповой иерархии (лидеров, популярных лиц и т. д.);

3) аксиология — формирование системы групповых ценностей, приоритетов, стереотипов поведения.

2. Лидерство на уровне общественных движений, связанных общностью политических интересов, которая основана на одинаковом социальном статусе (а не узко групповых интересах, как в первом случае), представляет собой способ адекватного выражения интересов той части населения, которая поддерживает данного политика. При этом фигура лидера служит символом определенной социальной политики. На этом уровне, к трем вышеназванным функциям добавляются ещё две:

4) нормативная (формирование нормативного кодекса — системы регуляторов общественной деятельности, в которой каждая норма предполагает санкцию за её нарушение);

5) репрезентативная (представление притязаний и потребностей множества разнородных групп в виде общего интереса — формирование психологии социального слоя в ходе сбора мнений, организации дискусси и т.п.).

3. Лидерство на третьем уровне (политическое лидерство) можно охарактеризовать тремя функциями. Во-первых, это интеграция групповой деятельности, руководство тандемом «лидер-команда» и т.д., умение превращать непосредственно воспринимаемые потребности в концептуально осмысленные программы. Во-вторых, координация деятельности властных институтов (суда, парламента, администрации) с принятой в обществе системой аксиологических нормативов, общественным мнением. В-третьих, выдвижение прагматической программы становится мотивацией практических действий.

Существуют заметные различия между лидерством и вождизмом. Вождь опирается на поддержку населением исключительно его личности, лидер — на поддержку программы.

[1] Коблянская Е., Лабковская Е. Поведение политиков предсказать можно // Независимая газета. – 31.03.1993.

[2] Петренко В.Ф., Митина О.В., Шевчук И.В. Социальное психологическое исследование общественного сознания жителей Казахстана и построение семантического пространства политических партий // Психологический журнал. – 1993. – Т. 14. – № 1.

[3] Ольшанский Д. Ук. соч. – С. 203 – 204.

[4] Милованов Ю.Е. Лидер и вождь: опыт типологии. Россия — США: опыт политического развития. – Ростов-н/Д, 1992. – С. 169 — 182.

Что такое элита. Часть 3.

Что такое элита. Часть 5.

Метки: , , , , , , ,

Ваш отзыв