Что такое элита. Часть 3.

Он тоже лидер!

Современные концепции: общие типологии и типы лидерства. В современной науке существует множество попыток выделить какие-то типы и построить какие-либо типологии лидерства[1].

Одним из первых Е. Богардус выделил следующие типы:

1) автократический (в сильной организации);

2) демократический (представитель интересов группы);

3) исполнительный (в состоянии выполнить какую-либо работу);

4) рефлексивно-интеллектуальный (неспособный руководить большой группой).

Чуть позже, Ф. Бартлетт классифицировал лидеров несколько по-другому:

1) институциональный тип (лидер вследствие престижа занимаемой позиции);

2) доминирующий (получает и сохраняет свою позицию с помощью силы и влияния);

3) убеждающий (оказывает влияние на настроения подчиненных и побуждает их к действиям).

С. Кичело выделил особый тип «лидера без офиса» и назвал его «пророком». Пророки выходят на авансцену истории в смутные времена и, вызывая поддержку ведомых, становятся символами инициированного ими самими движения.

Ф. Редл считал, что институциональные и эмоциональные групповые процессы могут происходить только вокруг девяти типов личностей. В его терминологии, это «патриарх», «лидер», «тиран», «объект любви», «объект агрессии», «организатор», «искуситель», «герой» и «пример для подражания» (причем как позитивный, так и негативный).

Дж. Гетцель и Е. Губа подразделяли:

1) «законодательное лидерство», когда роли и ожидания определяют нормативные измерения деятельности в общественных системах;

2) «идеографическое лидерство», при котором потребности и предрасположенности индивидов определяют личностные измерения групповой деятельности;

3) «синтетическое лидерство», примиряющее конфликтующие стороны.

В. Белл, Р. Хилл и Р. Миллс рассматривали следующие типы лидеров:

1) «формальный» (на официальных постах);

2) «известный» (считается влиятельным в обществе);

3) «влиятельный» (реально оказывающий влияние);

4) «общественный» (активно участвующий в самодеятельных организациях).

М. Конвей наблюдал лидеров толпы и выделил три лидерские роли[2]:

1) вожак (стремящийся «пасти» толпу, находящуюся в гипнотическом экстазе, и вести её за собой по избранной им дороге);

2) представитель толпы (выражает известные устоявшиеся «правильные» мнения народа);

3) толкователь мнений (стремится артикулировать то, что смутно чувствует толпа, её скрытые страхи и переживания).

М. Вебер предложил собственную типологию политических лидеров. Поскольку она наиболее известна, остановимся лишь на трёх выделявшихся им идеальных типах лидерской легитимности[3]:

а) легальная легитимность, имеющая под собой рациональную основу, проявляющуюся в вере в легальность нормативных правил и в право лидера, получившего свое место при этих правилах. При такой легитимности подчинение является следствием легально установленного обезличенного порядка и не выходит за формальные рамки власти организации. Это власть поста, «кресла», которое занимает человек. Это «бюрократический» тип и, соответственно, стиль лидерства. Люди подчиняются бюрократу потому, что чувствуют себя бессильными перед огромным числом атрибутов власти, которыми он окружает себя;

б) традиционная легитимность, основа которой предполагает укоренившуюся веру в святость древних традиций и легитимность статуса правителей. Подчинение в этом случае является проявлением личной преданности и определяется рамками привычных обязанностей. Это «традиционный» тип и, соответственно, стиль лидерства. Это власть монарха, получающего её по традиции, как бы автоматически, независимо от собственных качеств и проводимой им политики;

в) харизматическая легитимность, аффективная основа которой ведет к специфической преданности и исключительной святости, героизму и образцовому характеру индивида, нормативным образцам и отстаиваемому им порядку. Подчинение лидеру основывается на личном доверии и определяется рамками представления индивида о харизме. Подчиняясь, люди идут не столько за человеком, сколько за харизмой, которая осеняет его своим влиянием и авторитетом. Власть харизматического лидера — это власть символа и, одновременно, того момента, когда этот символ поднят над толпой. Такая власть фанатична, но ситуативна: изменится ситуация, наступит иной момент, и такой лидер может быстро утратить свое влияние.

Обычно выделяют две главные составляющие харизмы[4]:

1) удаленность от подчиненных (влияние возрастает пропорционально дистанции);

2) наличие чего-то необычного, что порождает эмоциональное возбуждение последователей.

Подчеркнем, что к такому лидеру нет равнодушных: его или любят или ненавидят. Со времен М. Вебера, разделяются три варианта харизмы:

1) харизма как символическое решение внутренних проблем;

2) как защита от чужой власти через агрессию;

3) как приписывание лидеру атрибутов, способствующих удовлетворению своих интересов.

Таким образом, из приведённого краткого обзора видно: в первой половине XX века типологии классифицировали лидеров одновременно как по выполняемой функции (представитель, исполнитель), так и по стилю лидерства (доминирующий — демократический). Более современные теории, в основном, изучают авторитарный и демократический стили, чаще называя их по-другому: «ориентированный на задачу» и «ориентированный наличность»[5].

Политико-психологические типологии. Согласно типологии Г. Лассуэлла, в зависимости от функции, которую выполняет или стремится выполнять тот или иной политический тип, различаются такие типы как «агитатор» (живут ради того, чтобы быть замеченными, чтобы провоцировать и унижать оппонентов, а чисто администраторские функции вызывают у них фрустрацию), «администратор» (фокусируют внимание на манипуляции определенной группой, демонстрируя беспристрастный, безличностный интерес к задачам организации; Г. Лассуэлл выделял два подтипа, первый характеризуется выраженной энергией и воображением, в центре его внимания находятся определённые индивиды, они привязаны к своему окружению и пытаются координировать его действия; второй подтип представляет собой чрезмерно щепетильного и «совестливого» лидера, чья любовь к рутине и деталям, страсть к точности, одновременно, сохраняют целостность и развивают отчуждение окружения) и «теоретик» (фокусируют внимание на отдаленных и высоко рационализированных целях), а также их различные комбинации.

Д. Рисман различал три типа обществ и, соответственно, три типа социальных характеров — по его мнению, характер определяется обществом[6]. Трём социальным характерам соответствуют три типа политических личностей. Традиционной направленности общества соответствует «безразличный тип» — человек, у которого нет никакого отношения к политике. «Морализатор» («вовнутрь-направленный характер») — лидер, нарушающий общепринятые правила подавления эмоций. Это или идеалист со склонностью к самосовершенствованию, стремящийся к совершенству и людей, и институтов, или же пессимист, направленный не на достижение лучшего, но на предотвращение худшего.

Д. Рисман различал два типа «морализаторов»: «негодующих» и «энтузиастов». В обоих случаях политические эмоции перевешивают политический ум, однако эмоции «негодующего» намного мрачнее «энтузиаста». «Внутренний наблюдатель» — неэмоциональный, либо контролирующий свои эмоции человек, использующий политику для развлечения и выгоды. Его не интересуют определённые вопросы и цели. Он больше занят манипулированием других. Типичная для него точка зрения: «если я ничего не могу сделать для изменения политики, мне остаётся только понимать её». Это реалист, который стремится быть «внутри политики» и, раз он не может изменить политиков, он манипулирует ими. При этом он старается быть похожим на них, так как не хочет, чтобы его принимали за плохо информированного политического изгоя.

Теория «макиавеллистской личности». Р. Кристи и Ф. Гайс построили М-шкалу Макиавеллистской личности (личности человека-манипулятора), модель которой была основана на идеях, высказывавшихся еще Н. Макиавелли. Были выделены два типа личности: с низким Мак-коэффициентом и с высоким Мак-коэффициентом[7]. «Высокий Мак»: «синдром хладнокровия» — сопротивление социальному влиянию, ориентация на понимание, инициирование новых структур и контроль над ними. «Низкий Мак»: «чрезмерная доверчивость» — восприимчивость к социальному влиянию, ориентация на личность, принятие и следование структуре.

Д. Бернс в качестве критерия своей типологии лидерства брал взаимоотношения лидеров и ведомых, то есть, людей с различным властным потенциалом и разной мотивацией. Он различал два типа такого взаимодействия и, соответственно, два типа лидерства: «трансформационное» (имеет место в случае, когда индивиды в процессе взаимодействия как бы поднимают друг друга на более высокий мотивационный уровень, что отражается как в поведении, так и в этических ожиданиях и лидера, и ведомых, это — динамичное лидерство, в ходе которого лидер формирует мотивы, ценности и цели ведомых. Они же, в свою очередь, начинают действовать активнее и эффективнее. Лидеры выполняют образовательную функцию, формируя и изменяя мотивы, ценности и цели подчиненных) и «трансдейственное» (возникает в случае, когда один человек проявляет инициативу в контактах с другими с целью обмена ценностями (экономическими, политическими, психологическими и т. д.))[8].

[1] Ольшанский Д. Ук. соч. – С. 183 – 184.

[2] Dovies A.F. Skills, outlooks and passions: a psychoanalytic con­tribution to the study of politics. – Cambridge, 1980.

[3] Weber М. A theory of social and economic organization. – N.Y., 1947. – Part III.

[4] Schiffer I. The projected image // Cultivating leaderships: an approach. – W., 1981. – P. 32 — 60.

[5] Ольшанский Д. Ук. соч. – С. 184 – 187.

[6] Riesman D. The lonely crowd: a study in the changing american character. – New Haven, 1950. – Ch. 1.

[7] Christie R., Geis F. Machiavellianism. – N.Y. — L., 1970. – P. 285.

[8] Burns J.M. Leadership. – N.Y., 1978. – Part IV.

Что такое элита. Часть 2.

Что такое элита. Часть 4.

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв