Способы фальсификации выборов. Часть 2.

Избирательные комиссии

Безальтернативные выборы

Избирательные комиссии составляют гвардию фальсификаций. Добавим к этому настоящую японскую учтивость, дисциплину (основной костяк комиссий не пьет спиртного даже в день выборов), выдержку и умение ладить со всеми: кандидатами, их представителями, журналистами, «новенькими» членами комиссий (с правом решающего и совещательного голосов от партий и кандидатов).

Комиссии всегда имеют возможность «вброса», но не всегда её используют. Зачастую бывает так, что работа членов комиссии – особенно председателей и секретарей – не выходит за пределы прямого исполнения должностных обязанностей. Но тогда и вознаграждение за их работу редко превышает установленные.

Несмотря на то, что комиссии наиболее подготовлены как к организации честных выборов, так и к организации фальсификаций, реализовывать «право на вброс» им приходится довольно редко. Можно сказать, что оно им дается только тогда, когда в списке кандидатов появилась бесспорно значимая кандидатура – например, бывший премьер-министр или действующий член Правительства РФ.

Фальсификации, организованные вертикалью комиссий, всегда делятся на две части:

• прикрытие (маскировка)

• реализация (осуществление фальсификаций).

А) Прикрытие.

Эта часть работы избиркомов не менее важна, чем сама фальсификация. Прикрытие также бывает двух видов (далее они обозначаются условными названиями):

• «Праздник Просвещения»;

• «Сонное Царство».

Первый сценарий применяется, когда определен кандидат-фаворит, при этом задача «не пустить врага» чаще всего не ставится. Второй сценарий, напротив, предполагает, как минимум, не пустить во власть неугодного кандидата.

Во время «Праздника Просвещения» в комиссиях царит дух гласности и открытости. Ощущение, что перестройка вернулась. Выборы начинаются с семинаров по повышению правовой культуры избирателей, с участием прессы. На внутренние заседания комиссии, посвященные правилам вежливости сотрудников, репортеров допускают тоже. Журналистам потихоньку говорят об аккредитации – СМИ напрягаются, – но тут же аккредитируют всех желающих. Редакции в восторге. В открытой печати объявлен конкурс на лучшие материалы о выборах, о работе комиссий, об отдельных сотрудниках. Заявлен тендер среди рекламных агентств на лучшее изготовление рекламно-агитационной продукции избиркомов. И – о чудо! – тендер выигрывает малоизвестная рекламная компания, в руководстве которой нет родственников чиновников. Апофеозом может стать репортаж с места события – изготовления и печатания бюллетеней в солидной типографии по низкой цене (комиссия не транжирит бюджетные деньги), а председатель избиркома рассказывает прессе о степенях защиты избирательного бюллетеня. Наконец, высокопоставленные ревизоры из Центризбиркома проверяют работу местной комиссии и убеждают всех, что документы строгой отчетности (бюллетени) упакованы в пачки, приняты по акту и хранятся в количестве, предусмотренном законами и инструкциями. Интервью представителя ЦИКа можно увидеть на всех местных телеканалах.

Подобными действиями комиссия ставит мощный заслон подготовленным людям из других сфер деятельности, партийным активистам, способным не менее достойно сидеть на семинарах и вести учет документации. Дальше – больше.

Постепенно на первый план выходят проблемы обеспечения выборов. Если вы думаете, что, говоря о проблемах с ксероксами, оборудованием помещений, учетом нарушений и т.д., председатель комиссии делает намеки богатым кандидатам, то угадали наполовину. В основном вертикаль комиссий неподкупна и не разменивается на запрещенные законом подачки кандидатов. Главное – сотрудничать с местной властью, добиваться помощи от неё. И вот становится нормальным такое положение дел, когда главных действующих лиц комиссии днем с огнем не сыщешь (выбивают аппаратуру или транспорт), а замещают их работу представители власти – в качестве дружеской услуги. Никто не может сомневаться в том, что отношения у комиссии с властью сложились на почве благородных стремлений честно провести судьбоносные выборы. Рутинная работа по обработке данных о кандидатах и партиях, по проверке подписных листов и регистрирующих документов, помощи в ведении финансовой документации, ложится на плечи «старейшин» комиссии, почтенных пенсионеров или даже ветеранов ВОВ.

Плакаты «Все на выборы», публикации материалов комиссий в прессе и на ТВ перекрывают любую агитационную продукцию кандидатов. Вся эта продукция хорошо запоминается, так как кандидаты только-только начинают разворачивать собственные агитационные машины. Почти все из них убеждены в том, что комиссии повышают явку и интерес избирателей к выборам, а там, среди пассивного «болота», – кто знает? – возможно, скрыты основные ресурсы для победы.

Наконец, необходимо специально оговорить тему «заезжих пиарщиков» и безответственных «грязных технологов». Во время «Праздника Просвещения» начинается настоящая «охота на ведьм»: избиркомовские материалы, посвященные подробным описаниям грязных технологий, а затем решительным «Нет!», демонстрируют глубокое знание комиссиями этих самых технологий. Интонации, в которых дается отповедь «черному пиару», не могут не наталкивать на мысли о нескрываемом соперничестве комиссий с пиарщиками и о том, кому все-таки нужны эти обличения. Ведь пиарщики, судя по материалам, люди абсолютно циничные и бессовестные, их так «не проймешь».

Все эти действия комиссий позволяют реализовывать в дальнейшем важные позиции фальсификации.

1. Агитационные материалы основного кандидата донельзя походят на материалы комиссии (выигравшее тендер рекламное агентство занимается и кандидатом № 1).

2. При любом составе участковых и территориальных комиссий на ключевых постах председателя и секретаря находятся нужные люди.

3. Ввиду отсутствия этих людей на своих рабочих местах, кандидаты сдают документы с ошибками, что даёт возможность давления на них и даже снятия многих соперников кандидата-фаворита с дистанции (эта «закладка нарушения» происходит «естественно», по отношению ко всем участникам предвыборной гонки, в отличие от специальных акций комиссии, направленных против неугодного кандидата при сценарии «Сонное Царство»).

4. Проблема с техническим обеспечением работы комиссий, вплоть до ручек в кабинках для голосования, становится важнейшим информационным поводом выборов. Все закуплено, только надо обращаться к власти.

5. Представители власти открыто помогают комиссиям в работе, обеспечивают транспортом, связью, оборудованием и даже питанием в день голосования.

6. Во имя благой цели привлечения граждан на выборы массовые гуляния, дискотеки в течение всей предвыборной гонки и в день голосования становятся необходимыми мероприятиями.

7. На выборах появляется много ранее неизвестных лиц – пришли те, кто раньше не ходил на выборы.

8. Активной агитацией «Все на выборы» объясняется большое количество проголосовавших досрочно – еще один плюс в работе комиссии по повышению явки избирателей.

9. Критикующий власть кандидат становится для массового сознания противником демократии, опротестовывающим выборы как таковые.

10. Хотя сценарий «Праздника Просвещения» не предполагает махинации с бланком избирательного бюллетеня, в случае выявления таковых доказать махинации трудно. В судах и при разборе жалоб свидетельства «гласности» и открытости перекроют аргументы сторон, убеждающих судебные инстанции и ЦИК в обратном.

11. Судебные иски по опротестованию выборов встречают аргументированные доказательства правильности организованного голосования.

12. Пойманные за руку «махинаторы» на участках резонно объявляются «уродами в семье» – на фоне добросовестного и неутомимого труда комиссий в целом.

Сценарий подготовки фальсификаций «Сонное Царство» прямо противоположен «Празднику Просвещения». Аккурат перед выборами населению становится известно, что вовсю идет губернаторская (мэрская, президентская) программа, нацеленная на решение важнейших проблем. Например, борьба с наркоманией, работа с бездомными детьми или даже ударный сбор урожая. Если бы не выборы, отвлекающие бюджетные средства, проблема была бы решена, программа выполнена. Кому они нужны – эти выборы?

Комиссиями овладевает оцепенение. Они лишние, иждивенцы. За их работу заплатят по минимуму, и вообще им глубоко наплевать на то, как эти выборы пройдут. Никто не вспоминает о привлечении избирателей на выборы, об освещении работы комиссий. Где печатаются бюллетени, в каком объеме и когда их получают в своё распоряжение комиссии – никто не знает. Отсутствует до самых критических сроков информация о составе комиссий, об их председателях и секретарях, о комплектации комиссий всем необходимым, о местах расклейки агитационных материалов, о границах избирательных участков. Никто в работе комиссий не помогает. Даже члены комиссий – в миру обычные работающие граждане, и те не являются на плановые заседания. Их понять можно.

Вся работа ложится на плечи работяг: председателей и секретарей. Журналисты, кандидаты и их представители попросту мешают им работать. При этом работяги буквально «вгрызаются» в детали: проверяют подписи сверх нормы, сведения об имуществе, финансовые отчёты (даже правильность оформления заявления на открытие счета). Брошенные на произвол судьбы члены комиссии достойны бережного к ним отношения, а в случае ошибок их можно понять – люди работают за копейки. Поэтому им простительно нервное отношение к посетителям, некоторые вольности в трактовке инструкций.

Если комиссии будут пребывать в таком состоянии вплоть до дня голосования, если не «перехватит» избиркомовскую вертикаль заказчик от власти или бизнеса, то создаются все условия для победы кандидата от оппозиции. Если перед властью стоит задача не пустить кандидата нон-грата, причём отношение к кандидату от оппозиции у власти нейтральное, то задача решается без лишнего шума. Способы фальсификации кандидатами от оппозиции описаны ниже, пока же зафиксируем характерные черты «Сонного Царства».

1. Участковые комиссии резко отличаются друг от друга по степени квалификации, преданности властям, полноты комплектации.

2. Резко снижается значение выборов, что отражается на явке избирателей.

3. Принцип открытости и гласности комиссий истолковывается однозначно – «на каждый роток не накинешь платок». Т.е. все закрыто и негласно.

4. Богатая и яркая избирательная кампания кандидата сразу истолковывается как «блажь», «выброшенные деньги», которые могли пойти на более благородные цели типа губернаторскую (мэрскую) программу, пенсии и пособия.

5. Нервное самодурство, крючкотворство работяг-председателей «засасывает» всякую активность предвыборных штабов.

6. Вплоть до непосредственного голосования никто никогда не видел ни образца бюллетеня, ни списков избирателей, ни других основополагающих предвыборных документов.

7. Никто не знает, сколько членов должно работать в избиркомах и кто они такие.

8. Председатель основной комиссии (городской, окружной или избиркома субъекта Федерации) постоянно болеет или отсутствует на рабочем месте по другим уважительным причинам – никто не удивляется этому обстоятельству.

9. Кандидат-мишень не может превратить давление на собственную кампанию в информационный повод: трудно играть «обиженного», когда речь идёт о несущественных для избирателя спорах о «закорючках» и документированной отчётности. В связи с самоустранением избиркомовской вертикали споры переносятся в суды, решение которых по каждому из исков сопровождается валом последующих судебных тяжб.

10. Крайне мало количество избирателей, проголосовавших досрочно – отъездами несознательных граждан в день выборов объясняется низкая явка.

Все эти пункты могут дополняться и расширяться, но для характеристик специфически вязкой и нервной атмосферы сценария «Сонного Царства» перечисленного достаточно.

Справедливости ради надо отметить, что подобное оцепенение комиссий дополняется активностью совершенно особого типа людей. Это «предпринимательская» ипостась комиссий, «торгпреды избиркомов». Они ищут заказчика среди кандидатов от власти или бизнеса. Чаще всего посредники – представители близких к власти структур (завкадрами госпредприятий, сотрудники прикормленных властью организаций) или просто родственники и друзья работников комиссий. Чаще всего поиск знаменуется успехом, и тогда начинается рекогносцировка и непосредственная реализация «оптовой фальсификации».

Б) Реализация.

Каждый из описанных выше способов маскировки имеет свои преимущества в реализации фальсификаций. Так, например, фальсификация с использованием бланка избирательного бюллетеня или приписка несуществующих адресов с целыми кварталами «мертвых душ» плохо реализуется при использовании сценария «Праздника Просвещения». С другой стороны, переписывание протоколов, «зарядка урн» и иные формы системного участия комиссии в фальсификации труднореализуемы в рамках «Сонного Царства», как и известная «карусель», используемая чаще всего кандидатами от бизнеса.

Но, несмотря на принцип соответствия прикрытия и способов фальсификации, который можно социологически обосновать, в реальности может применяться вся палитра фальсификаций. Только это будет уже «розничная» инициатива избиркомов.

«Оптовая продажа» и реализация фальсификаций в рамках «Праздника Просвещения» происходит задолго до дня голосования. Грань между заканчивающейся подготовкой и начинающейся реализацией очень тонка: люди уже досрочно голосуют, а в СМИ продолжают крутиться ролики о поступлении тиража бюллетеней в комиссии. Кандидат-фаворит известен, в комиссиях везде «свои люди». Председатели комиссий похожи на менеджеров среднего звена крупной корпорации – в руках у них появляются «мобильники», за каждым закреплена отдельная машина, в течение периода голосования и в день выборов они постоянно отлучаются «по делам». Между председателями избиркомов налажен информационный обмен: несколько раз в день сверяет количество проголосовавших досрочно, отрабатываются позиции остальных кандидатов, происходит укомплектовка участков «резервом» – дополнительным тиражом бюллетеней. Отбираются специально обученные группы людей, проголосовавшие досрочно и вытаскивающие на выборы «болото» – всё во имя высокой явки. На помощь избиркомам для повышения явки могут приехать люди из соседних регионов – явно, что земля слухами полнится, при такой-то раскрутке выборов. Проверяется транспорт для подвоза избирателей на случай плохой погоды и для живущих в труднодоступных районах, для лишенных телефона – таких оказывается немало. Председателей избиркомов волнует вопрос: как смогут проголосовать воинские части, которым, как назло, назначено проводить учения. Усилиями комиссии с привлечением местной власти строптивого начальника части удалось убедить – и военные проголосовали досрочно. Активность комиссии одобряется кандидатами: мобилизуется транспорт для – неслыханное дело – развоза наблюдателей по домам после подсчета голосов в день выборов. Наверное, так и положено организовывать выборы – думают многие – и будут правы. Наконец, последней мажорной нотой в деле организации высокой явки является опубликованный в местных СМИ план праздничных мероприятий в день голосования. И только ближе к вечеру, оглядывая толпу гуляк в день голосования, замечаешь неожиданно много трезвых и напряженных лиц, для которых выборы – не праздник, а работа. А придя домой, слегка навеселе, работяга узнает, что как минимум трижды приходили люди из ЖЭКа или квартального комитета, интересовались, проголосовали ли члены семьи, соседи и родственники. Как это нередко бывает, дни выборов запоминаются этим – неожиданно участливым визитом сотрудников ЖЭКа, вплоть до следующих выборов эту невероятную историю рассказывают соседям и родственникам.

По-другому идет реализация фальсификаций в рамках «Сонного Царства». При нахождении «оптового покупателя» происходит классификация участков. Выявляются наиболее проблемные и максимально «свои» участки. Покупателю предоставляется полный пакет информации, закрытой для остальных: изготовленный с нарушениями избирательный бюллетень, предвыборный плакат, нарушения конкурентов, списки «мертвых душ», незарегистрированные адреса или целые кварталы (бывшие дачи, дома под снос, «общежития им. Бертольда Шварца»), «свои» участки. При этом сама избиркомовская вертикаль гарантирует «вброс» только на нескольких участках – абсолютно «своих»: никто не хочет рисковать в условиях отсутствия гарантий власти. Поэтому происходит «вторичная продажа» – оптовому покупателю даются координаты контактёров в остальных комиссиях. Другими словами, ему «сливают» всю необходимую информацию, а по поводу фальсификаций покупатель должен договариваться сам. Случалось, что кандидат, «купивший» подобную информацию, совершенно терялся в тонкостях специфического мировоззрения избиркомовцев и ограничивался лишь усилиями по снятию оппонента на основе предоставленной информации. Больше всего информации было, конечно же, на «мишень» – власть чужими руками устраняла неугодного кандидата. Очевидно, что когда местным властям нужно лишь не допустить победы неугодного кандидата-мишени, они закроют глаза на предпринимательскую активность комиссий. Также очевидно, что подобную информацию могут продавать сразу нескольким покупателям.

Ко дню голосования собравшиеся-таки в полном составе участковые комиссии констатируют, что усталость и раздражительность председателя с секретарем идеально вписывает в общий пессимистический настрой этих выборов. Все вопросы надо решать экстренным порядком – подготовить участки ко дню голосования, оборудовать кабины, заготовить таблички, распределить обязанности. В этих случаях проявляется благородное умение россиян самоорганизовываться и решать в авральном режиме ворох проблем, что до этого делал председатель и секретарь – никто не выясняет. Оставшись на ночь, народные умельцы украшают участок лозунгами «Все на выборы!», с вечера сбрасываются деньги на организацию стола с выпивкой и закуской, добрые женщины, лишив себя выходных, моют полы в помещении для голосования, мужчины доводят до ума переносные урны. Поэтому, когда голосование закончилось, никто из членов комиссии, за столь короткий срок так сблизившись друг с другом, не мешает председателю «химичить» с бюллетенями. Более того, его поддерживают в спорах с наблюдателями – только бы поскорее закончились эти никому не нужные выборы, этот бесконечно длинный день.

Таким образом, случай централизованной и системной активности всей вертикали комиссий во главе с председателем избиркома соответствующего уровня отличается от случая, когда инициатива отдается «на места» – в участки. Мастерство председателей региональных избиркомов в том, что они могут варьировать эти сценарии – при употреблении одних и тех же условий фальсификации соискатели мандатов начинают понимать, что к чему, а избиркомовская вертикаль разрываться интригами, доносами и наушничеством, лишая ангажированного председателя влияния и даже должности.

Способы фальсификации выборов. Часть 1.

Способы фальсификации выборов. Часть 3.

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв