Архитектура «информационной войны» против России. Часть 1.

Владимир Путин. Мюнхен. 10 февраля 2007 года.

Владимир Путин. Мюнхен. 10 февраля 2007 года.

В «Военно-промышленном курьере» в очередной раз затронута тема «информационных войн» – сначала в статье П. Брунтальского «Клаузевиц уже отдыхает» (№1-2007), затем в ответе на неё в статье профессора Академии военных наук С. Брезкуна «Клаузевица не отменишь!» (№5-2007). Действительно, эта проблема не теряет своей актуальности. Пока не проведено точной идентификации и серии разрушительных информационных операций против России, им не дан «ответ» в виде контропераций, не произведена «дезактивация» зараженного сознания значительной части населения, не созданы условия и механизмы для воспроизводства духа традиции, во все века спасавшего Россию и способного возродить ее вновь как великую мировую державу.
Об «информационных войнах» и манипуляции общественным сознанием в последнее десятилетие написано множество книг и статей – достаточно вспомнить работы Костина Н.А. «Теория информационной борьбы» (1996 г.), Лисичкина В.А, Шелепина Л.А. «Третья мировая информационно-психологическая война» (2000 г.), Расторгуева С.П. «Философия информационной войны» (2000 г.), Почепцова Г.Г. «Информационные войны» (2001 г.), Кара-Мурзы С.Г. «Манипуляция сознанием» (2001 г.). Однако проблемы пока остаются – как в теории, так и в практике.
Так, в статье С. Брезкуна предпринимается правильная попытка отстоять необходимость сохранения обычного и ядерного вооружения на фоне излишней увлеченности некоторых специалистов проблематикой «информационных войн». Можно полностью согласиться с подзаголовком этой статьи, выражающим её основную суть: «Противостоять нематериальному злу, лучше имея и впредь материальный «ядерный кулак» (как и неядерный тоже – можно добавить). Однако в условиях формирования «информационного общества» и глобализации всех видов ресурсов (природных, трудовых, финансовых, инновационных, информационных) наличие вооруженных сил и оборона территории без информационной компоненты оказываются невозможными, с чем согласны многие авторы, в том числе С. Брезкун. При этом «информационная война» не снимает необходимости и возможности ведения военных действий традиционными способами, и обычно информационно-идеологические операции комбинируются с собственно военным воздействием (часто разделяясь во времени и пространстве), то есть нацелены в том числе на традиционные военные результаты – уничтожение (демонтаж, переориентацию) вооруженных сил противника и овладение его территорией (это подтверждается событиями в Афганистане, Ираке, Югославии, странах бывшего соцлагеря и СССР). Полагаем, что речь правильно вести о целостном комплексе вызовов и угроз национальной безопасности, которые имеются во всех природных и идеальных средах – на воде и под водой, на земле и под землей, в воздухе, в космосе, в информационном пространстве. Недопустимо игнорировать ни одну из этих сред, поскольку в противном случае обеспечение безопасности будет неполным, ущербным. Сочетание же композиции и значимости различных сред в той или иной войне или военной операции полагаем вопросом конкретного исследования и следующего за ним практического действия. Поэтому ни противопоставлять, ни игнорировать боевые операции в той или иной среде недопустимо, точно так же как в традиционной боевой операции недопустимо противопоставлять авиацию, пехоту, артиллерию, танки и т.д.
Активизация и порой «перегибы» в обсуждении «информационных войн» лишь отражают острую тревогу многих авторов из-за отсутствия каких-либо внятных субъектов, сил и средств в отечественных вооруженных силах, политических структурах, силовых и правоохранительных ведомствах, в государстве как комплексе институтов и в обществе в целом в осуществлении противостояния в информационных пространствах как внутри страны, так и во внешнем для неё окружении. Все действия на полях «информационных войн» в защиту России и продвижение её интересов пока сродни партизанским либо героическим порывам отдельных людей или политических организаций, вследствие чего ряд из них носит откровенно радикальный характер, похожий на революционных «бомбистов». Слишком серьезно проигрываем мы на «информационных фронтах» на протяжении последних 25 – 30 лет. На замену идеологическому «оружию» советского периода пока в главной войне в России – войне за души людей – не пришло никакое другое. Поэтому акцентирование внимания на проблеме «информационных войн» было и пока остается неизбежным вследствие того, что именно этот аспект политических, идеологических и военных «сражений» оказался наиболее разрушительным по отношению к России конца ХХ в., его последствия и действующие операции продолжают наносить стране всё новые и новые удары без крупных военных операций на её территории.
Появилось и ещё одно важное обстоятельство – настала пора говорить не только о защите, но и о наступлении на «информационных фронтах» вследствие начинающегося движения России вперед. Не могут остаться незамеченными некоторые принципиально важные тезисы, которые сделали выступление президента России В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене 10 февраля 2007 г. рубежным в самоопределении России, фактически возвращая её на путь традиционных ценностей как в формулировке ценностей и смыслов, так и в практике осуществления политического и экономического управления. Особо обратим внимание на основной мировоззренческий посыл, который точно соответствует русской традиции: мир должен быть справедлив, морально ответствен и демократичен (в исконном смысле «власть большинства, при учёте интересов и мнений меньшинства», как сформулировал эту мысль президент России). Отсюда следует – мир многополярен, взаимно уважителен, взаимно ответствен, предполагает «развитие межцивилизационного диалога».
Эти базовые принципы сформулированы В. Путиным совершенно недвусмысленно. Так, однополярность мира, по его мнению, губительна для всех, «для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна»; эта модель «является неработающей, так как в её основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации». Отсюда призыв к ведущим странам «выстраивать более демократическую, справедливую систему экономических отношений в мире – систему, дающую всем шанс и возможность для развития», а также пожелание: «…иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнерами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нем безопасность и процветание не для избранных, а для всех». Фактически это заявление о намерении России вернуть в практическую внешнюю политику традиционные российские ценности, вновь посметь «своё суждение иметь». Следующим логическим шагом должно стать возвращение этой системы ценностей во внутреннее информационное пространство, что предполагает формирование национально-ориентированной государственной информационной политики. Причем таковая есть во всех развитых странах, а наиболее активна именно в США.
В этой связи есть острая необходимость вновь обратиться к проблеме информационно-идеологического противостояния для уточнения архитектуры «информационной войны» в России, направлений информационных ударов и методов ведения информационных операций и способов противодействия им. Поясним ещё раз, что сущностью информационных операций является такое воздействие на духовный мир народа противника, которое трансформирует ценности и цели, через них и посредством них подчиняя его волю (а тем самым направления практических действий) целям, задачам и воле победителя. Основной способ реализации информационных операций – формирование в обществе слоя людей с трансформированными ценностями, которые фактически становятся проводниками иной культуры, задач и целей иных государств на территории своей страны (так называемая «пятая колонна»). Причём на планете в ХХ столетии конкуренция стран и культур, «война миров» лишь усиливалась («миров» в исконном русском смысле как укладов жизни (лада), традиций, ценностей, того смысла, который использован Л. Толстым в соотнесении «войны и мира»). Ценностно-идеологическое воздействие, осуществляемое с помощью новейших информационных средств и называемое «информационной войной», является одним из эффективных средств осуществления этой «борьбы миров».

Архитектура «информационной войны» против России. Часть 2.

Метки: , , , , , , , ,

Ваш отзыв