Сущность современной войны – информационное противоборство

Примерно так выглядит типичный американский интернет-солдат

Практика жизни подсказывает нам, что примерно так выглядит типичный американский интернет-солдат

Современные методы военного противоборства разрушают устоявшиеся стереотипы

На мероприятии, проходившем в конце прошлого года в Министерстве обороны Белоруссии, глава военного ведомства этой страны генерал-полковник Леонид Мальцев сделал любопытный доклад. Он говорил о возрастании роли так называемых «неклассических» форм противоборства в вооруженных конфликтах. Озвученное главным силовиком республики позволяет судить как о взглядах высшего белорусского военного руководства на события, происходящие в мире, так и о процессах, происходящих в рамках дальнейшего развития национальных Вооруженных Сил. Кроме того, свои наблюдения Леонид Мальцев представляет как тенденцию в противоборстве держав и военных блоков, на которую должна быть соответствующая реакция и со стороны Москвы.
Речь в докладе Леонида Мальцева шла не о пушках и танках, самолетах и кораблях, а о «бескровных боестолкновениях», итоги которых зачастую куда более результативны и впечатляющи, чем если бы «продолжение политики иными средствами» (Клаузевиц) велось посредством бомб и гусениц. События последних лет особенно ярко подтверждают эту тенденцию, подчеркивает министр обороны Республики Беларусь. По словам генерала, исследователи отмечают широкое применение так называемой «стратегии непрямых действий». В современных условиях именно иные формы противоборств (экономическое, информационное) способны самостоятельно достигнуть стратегической цели, сопоставимой с целью войны с самым широким применением современных средств вооруженного насилия.

«Стратегия непрямых действий»

До недавнего времени одним из средств обеспечения военной деятельности, боевых действий войск являлись психологические, информационно-психологические, специальные операции. Так было, но сегодня все по-другому, утверждает Леонид Мальцев. Пример тому – победа без вооруженной борьбы над СССР и странами Варшавского договора. Она не может быть объяснена, если не признать, что специальные операции и информационно-психологические превращаются из операций по обеспечению тех или иных классических видов военной деятельности в самостоятельный тип войны. И это не «подведение теоретической базы» под случившееся, это факт, так как видны все контуры этой нестандартной масштабной атаки. Отсюда один из выводов: относиться к этому типу войны лишь как к «обеспечению боевых операций», то есть вести себя классически в неклассической ситуации, означает обречь себя на поражение.
Белорусский министр обороны привел в своем докладе и «менее масштабный» пример – события в Персидском заливе в 2003 г. Они еще раз показали, насколько радикальные изменения произошли в сущности современной войны. Прежде всего, боевой конфликт в Ираке нельзя рассматривать изолированно от иных видов противоборств (кроме вооруженной борьбы) на протяжении почти полутора десятка последних лет.
Во-первых, поясняется в докладе, это экономическое противоборство. Главным его содержанием стала блокада Ирака. Достаточно сказать, что с 1991 г. в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН осуществлялось эмбарго на торговлю Ирака с другими государствами. Соответственно состоявшие на вооружении Ирака образцы вооружения и военной техники морально устарели, требовали ремонта и глубокой модернизации. Поэтому вполне закономерно, что к началу боевых действий в 2003 г. общее соотношение основных сил и средств коалиционной группировки и Ирака составляло 4,4:1, а по авиации – 8:1 (с учетом боевых потенциалов). Все это и предопределило исход операции.
Во-вторых, это информационное противоборство. Причем, по мнению Леонида Мальцева, это информационное противоборство второго поколения. Основной его целью является трансформация сознания людей, прежде всего элиты. Очевидно, что методология, формы и способы информационной борьбы, примененные в Ираке, еще нуждаются в дополнительном изучении. Но факты говорят сами за себя – в 2003 г. достойного сопротивления противнику армия и население Ирака не оказали. Объяснить это одной «накопившейся нелюбовью» к «диктатору Саддаму Хусейну» было бы, по меньшей мере, наивным. Тем более что осуществлялась явная агрессия против Ирака.

Информация – мощнейшее оружие

Генерал Мальцев соглашается с аналитиками, которые едины в одном, — странной получилась вторая половина войны, начиная с так называемой обороны Багдада. По некоторым данным, войска Хусейна насчитывали около миллиона человек. Но в боях фактически участвовал лишь один корпус из семи.
Ирак не использовал всех возможностей асимметричных действий против противника, обладающего технологическим превосходством, но уязвимого в результате потерь в живой силе. Наблюдалась явная пассивность действий армии Хусейна, отсутствие даже попыток применения авиации, неэффективное использование естественных заграждений, нефтяных объектов для задержки продвижения противника, неорганизованное использование ополчения и формирований для ведения партизанской борьбы. Все это свидетельствует прежде всего о морально-психологической неготовности руководства и вооружённых сил Ирака к ведению противоборства, адекватного имеющимся условиям и возможностям.
Таким образом, констатирует министр обороны Белоруссии, война в 2003 г. была лишь завершающим этапом комплексного противоборства в самых различных сферах, без которых сама вооруженная борьба оказалась бы просто неэффективной. Не случайно и то, что в этих условиях США проигнорировали призывы ряда международных организаций и отдельных стран воздержаться от разжигания на планете еще одного крупного вооруженного конфликта.

"Когда эта новая управляемая ракета попадет в Кремль, у русских действительно начнется горячая пора". Комиксы "Атомная война" были очень популярны в США в середине ХХ века и являлись одним из действенных инструментов оболванивания американцев.

«Когда эта новая управляемая ракета попадет в Кремль, у русских действительно начнется горячая пора».
Комиксы «Атомная война» были очень популярны в США в середине ХХ века и являлись одним из действенных инструментов оболванивания американцев.

В этом контексте, по мнению главы военного ведомства Республики Беларусь, достаточно аргументированным представляется наблюдение президента Академии военных наук России Махмута Гареева: «С точки зрения развития военного искусства опыт войны в Ираке не позволяет сделать какие-либо далеко идущие выводы, поскольку серьезной войны с сильным противником не было. Была расправа политически изощренного и технологически мощного государства над заведомо ослабленной во всех отношениях страной». Но этот вывод, отмечается в докладе Леонида Мальцева, как раз подчеркивает значимость глубочайших изменений сущности современной войны, в которой вооруженной борьбе предшествует политико-дипломатическая игра, экономическая, информационная, информационно-психологическая и другие виды борьбы.
Генерал Мальцев полагает, что значимость нетрадиционных форм противоборства особенно полно иллюстрирует развитие способов информационной борьбы в современных условиях. Средства информационного воздействия в настоящее время достигли такого развития, что способны решать стратегические задачи геополитического уровня. Современные информационные технологии уже способны перестраивать сознание людей. Это значит, что войны теперь и впредь будут проходить не только в пространстве и времени, но и в ином измерении – в сознании людей. И за их души.
В этой связи белорусский военный руководитель указывает, что сегодня уже существует еще не оцененная полностью глобальная угроза формирования кем-то нашего образа мышления. В этих условиях особое значение приобретает устойчивость сознания населения ко всему, обрушивающемуся на него извне, в том числе и из собственных СМИ. Это в полной мере касается не только «простых людей», но и – что самое важное – элиты, которая, с одной стороны, сама легко внушаема, а с другой – играет огромную роль в формировании общественного мнения.
Стратегическая роль информационной технологии подтверждается и следующим примером. С конца 1990-х гг. основной тенденцией в развитии понимания роли и места информационного противоборства специалистами американской корпорации «Рэнд» стало осознание того факта, что стратегическое информационное противоборство, являющееся самостоятельным видом стратегического противоборства, вполне способно разрешить конфликты без применения военной силы.
В докладе генерала Мальцева делается и такой вывод: если информационное противоборство первого поколения решало задачи огневого подавления элементов структуры военного и государственного управления, ведения радиоэлектронной борьбы, получения разведывательной информации, осуществления доступа к информационным ресурсам противника с последующим их искажением, то информационное противоборство второго поколения предусматривает несколько иной подход, а именно – создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию противника, манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения страны с целью создания политического напряжения и хаоса. В этом же ряду – и дестабилизация политических отношений между партиями, движениями и объединениями с целью провокации конфликтов и разжигания недоверия, обострения политической борьбы, провоцирования репрессий против оппозиции и даже гражданской войны.

Можно обойтись и без вооружённой борьбы

Что происходит сегодня, когда обсуждают войну в Ираке образца 2003 г.? Сплошь и рядом звучат «выводы» о том, что двухсоттысячная профессиональная армия США победила миллионную армию Ирака, что в этой стране потерпела крах советская военная система и вообще умерла европейская военная школа. Министр обороны Белоруссии призывает очень аккуратно относиться к заявлениям и «аналитическим выкладкам» подобного рода. Дело в том, поясняет он, что советская военная система, военная наука, разумеется, не предусматривали при первом приближении противника сдавать без боя столицу страны или другие города, как, например, Багдад в 2003 г. Всему миру известно, как защищали Брестскую крепость, Москву, напомнил он. Так что, если исходить из реальных фактов, то следует признать, что современная военная школа, как и советская, требует воли, решимости руководства, народа и армии до конца сражаться за Отечество, требует от воинов и всего населения страны огромной нравственной силы.
Действительно, убежден Леонид Мальцев, в современных условиях сущность войны радикально трансформировалась. Сегодня она заключается в продолжении политики средствами духовного, политического, экономического и других видов подавления и уничтожения противника, где вооруженная борьба не всегда имеет определяющее, первостепенное значение, а может быть и исключена вообще.

Павел Брунтальский. Клаузевиц уже отдыхает // «Военно-промышленный курьер», № 1 (167) от 10.01.2007.

Метки: , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв