На фронтах идеологической борьбы. Часть 9.

Г.Д. Дулитл. Он спланировал и возглавил первую бомбардировку японских городов, так называемый  «Рейд Дулитла».

Г.Д. Дулитл. Он спланировал и возглавил первую бомбардировку японских городов, так называемый
«Рейд Дулитла».

Прямые приверженцы первого удара прекрасно поняли намёк президента. Летом 1953 года руководители ВВС США составили доклад о якобы «надвигающемся общенациональном кризисе». В этом докладе, разработанном специальным комитетом во главе с генералом в отставке Джеймсом Дулитлом, нагнеталась тревога: мол, приближается время возникновения «не поддающейся контролю в военном отношении» ситуации. Посему надо предъявить Москве ультиматум и дать ей два года (!), чтобы согласиться с американскими условиями. Или же нужно начать превентивную войну. Эйзенхауэр и Даллес, как пишет Розенберг, «всерьёз обсуждали эту дилемму в августе 1953 года».

В мае 1954 года появился новый доклад. Эйзенхауэра проинформировали, что группа перспективного планирования при ОКНШ предлагает рассмотреть возможность «преднамеренного ускорения войны с СССР в ближайшем будущем», прежде чем советский термоядерный потенциал превратится в «реальную угрозу». Доклад этот вызвал острые споры. Начальник штаба армии США Мэтью Риджуэй резко выступил против содержащейся в нём идеи как «ненавистной для масс американского народа». Сам президент промолчал, однако через некоторое время – осенью 1954 года – одобрил документ совета национальной безопасности, в котором официально отвергалась идея превентивной войны и актов, «предназначенных спровоцировать войну».
Почему Эйзенхауэр подписал этот документ, который – на первый взгляд – противоречил всему ходу военно-политического планирования США? Видимо, в нём было отражено то кардинальное противоречие, на которое наталкивались американские политики и военные, когда прикидывали свои шансы в планируемой войне. Конечно, им хотелось быстрой «победы». Но как её достичь? В Белом доме признавали, что даже самый мощный удар не будет в состоянии заставить Кремль капитулировать. Признавали и другое: трудность оправдать превентивный удар перед населением своей собственной страны.
Иными словами, даже Пентагону превентивная война казалась предприятием рискованным. Однако что же изменилось? Хотя в документе отвергались акты, «предназначенные спровоцировать войну», это впоследствии не помешало преемникам Эйзенхауэра совершить в Тонкинском заливе прямой провокационный акт, который развязал войну против Вьетнама. Не помешал этот документ и практической подготовке первого удара. «Если превентивная война исключалась как вариант стратегических действий, – комментирует Розенберг, – то упреждающий удар не исключался».
Что в лоб, что по лбу! Не превентивная война, начинающаяся первым ударом, а просто первый удар. Какая разница для страны, по которой он был бы нанесён. Автор статьи в «Интернэшнл секьюрити» разъяснял: упреждающий удар мог последовать, если бы ЦРУ «предупредило» президента о «каком-то ударе со стороны русских». Предупреждение супершпионы из ЦРУ брались доставить «за несколько дней или даже недель». Тем самым судьбы мира вручались профессиональным провокаторам и фальсификаторам, по подсказке которых могли бы подняться «летающие крепости» со смертоносным грузом.
Менялись президенты, менялись военные доктрины: стратегия «сдерживания», «массированного возмездия», «гибкого реагирования»… Но на всех этапах военно-политического планирования неизменно присутствовала идея первого удара.
О «первом ударе» говорили и в годы президента Кеннеди. Рассматривая различные варианты, в Пентагоне, который возглавлял тогда Роберт Макнамара, проигрывали их на электронно-вычислительных машинах в поисках «оптимальной модели» предстоящего военного конфликта. Например, в ЭВМ были заложены такие варианты:

…«Выбор времени:

1. Первый (превентивный) удар
2. Упреждающий (преэмптивный) удар
3. Ответный удар

…Степень неожиданности

1. полный внезапный удар
2. Удар с предупреждением
3. Удар, эскалирующий через «ядерный порог»

И вот какой ответ дали машины. Если США нанесут удар первыми, то Советский Союз потеряет 120 миллионов человек, США – 80 миллионов. Если США нанесут лишь ответный удар, то потери будут одинаковы – по 120 миллионов человек. Если же в ситуации первого удара США развернут сильную противоракетную оборону, то погибнет 10 миллионов американцев. На основании подобных (и, разумеется, более подробных) расчётов возникла так называемая «стратегия контрсилы», предусматривавшая нанесение удара не по городам, а по военным целям. Но опять-таки, как признавали многие американские эксперты, она имела смысл только в случае нанесения превентивного, первого удара.

На фронтах идеологической борьбы. Часть 8.

На фронтах идеологической борьбы. Часть 10.

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Ваш отзыв